+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Об оценке добросовестности налогоплательщика при проведении налоговых проверок

Содержание

Налоговые схемы: ФНС утвердила новые правила борьбы с недобросовестными налогоплательщиками

Об оценке добросовестности налогоплательщика при проведении налоговых проверок

БУХУЧЕТТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯСТРАХОВЫЕ ВЗНОСЫНДСНДФЛПРОВЕРКИ И САНКЦИИ

  • Новости
  • Проверки и санкции

Налоговые схемы: ФНС утвердила новые правила борьбы с недобросовестными налогоплательщиками 20 ноября 2017 Елена Маврицкая Ведущий эксперт, главбух с 10-летним стажем

Борьба с налоговыми схемами перешла на новый уровень.

Больше одиннадцати лет инспекторы руководствовались постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53. А в августе этого года в Налоговом кодексе появилась статья 54.1 НК РФ, посвященная умышленному занижению налоговой базы. Федеральная налоговая служба в письме от 31.10.

17 № ЕД-4-9/22123@ разъяснила, как теперь должны действовать проверяющие, чтобы выявить и доказать недобросовестность налогоплательщика.

На протяжении многих лет налоговики методично борются с так называемыми налоговыми схемами. Инспекторы выявляют сделки, которые, по их мнению, совершены с целью сокрытия налогов, и принимают меры. В частности, аннулируют расходы и вычеты НДС, предъявленные участниками таких сделок.

До 19 августа этого года действия налоговиков по борьбе со схемами не были регламентированы Налоговым кодексом. Сотрудники ИФНС руководствовались критериями, изложенными в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53 (далее — Постановление № 53). Этот документ ввел понятие необоснованной налоговой выгоды и описал признаки, которые могут на нее указывать.

Также в Постановлении № 53 упоминается должная осмотрительность, которую необходимо проявлять при выборе контрагента. Отсутствие должной осмотрительности объявлено поводом для того, чтобы признать налоговую выгоду необоснованной (подробнее см.

«Как налогоплательщики доказывают в суде реальность своих расходов и вычетов по НДС с помощью сервиса для проверки контрагентов»).

Бесплатно проверить контрагента на признаки фирмы‑однодневки

Начиная с 19 августа 2017 года, действует статья 54.1 НК РФ, которая называется «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога сбора, страховых взносов» (введена Федеральным законом от 18.07.

17 № 163-ФЗ). Эта статья посвящена вопросам законного и незаконного признания расходов и предъявления вычетов. В ней определены конкретные действия налогоплательщика, которые расцениваются как злоупотребление своими правами.

В письме от 31.10.17 № ЕД-4-9/22123@ представители ФНС России разъяснили: статья 54.1 НК РФ не упорядочивает правила, сформулированные в Постановлении № 53. Данная статья представляет собой новый подход к проблеме злоупотребления со стороны налогоплательщиков. При этом новый подход сформирован с учетом сложившейся судебной практики.

Кроме того, в указанном письме говорится, что после вступления в силу статьи 54.1 НК РФ налоговики при проверках больше не должны руководствоваться Постановлением № 53.

Это значит, что ревизоры не вправе использовать отраженные в этом документе понятия, например, «необоснованная налоговая выгода» и «должная осмотрительность». Данный запрет распространяется на выездные проверки, решение о назначении которых принято 19 августа и позднее.

Под запрет подпадают и «камералки», которые проводятся по декларациям, сданным 19 августа и позднее.

Бесплатно определить вероятность выездной налоговой проверки

Какие принципы проведения налоговых проверок сохранятся

Есть ряд принципов, которых налоговики должны были придерживаться прежде, и которые им придется соблюдать после появления статьи 54.1 НК РФ.

Во-первых, это презумпция добросовестности налогоплательщика. Она предполагает, что пока не доказано обратное, действия налогоплательщика считаются экономически оправданными, а сведения, отраженные им в декларациях и бухгалтерской отчетности — достоверными.

Данный принцип, закрепленный в пункте 4 Постановления № 53, продолжает действовать. Об этом сказано в письме ФНС России № ЕД-4-9/22123@. Во-вторых, полномочия налоговых органов по сбору доказательственной базы остались в прежних рамках.

Как и раньше, инспекторы могут проводить мероприятия в соответствии с разделами V, V-1 и V-2 Налогового кодекса. Никаких дополнительных возможностей им не предоставили.

В-третьих, очень важный момент «перекочевал» из Постановления № 53 в статью 54.1 НК РФ.

Это утверждение о том, что возможность достижения того же результата путем заключения других законных сделок сама по себе не свидетельствует о необоснованной налоговой выгоде.

Точно такое же утверждение сделано и в отношении ситуации, когда контрагент налогоплательщика не исполнил своих налоговых обязательств. Данный факт не является самостоятельным основанием для аннулирования расходов и вычетов.

Критерии искажения налоговой отчетности

В пункте 1 статьи 54.1 НК РФ говорится, в каких случаях запрещено уменьшать облагаемую базу и сумму налогов к уплате. Так, уменьшение невозможно, если оно является результатом искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и объектах налогообложения.

Авторы письма № ЕД-4-9/22123@ разъяснили, что применять указанную норму можно, только если сведения были искажены умышленно. То есть когда налогоплательщик сознательно отразил в учете неверную информацию, применил неправильную налоговую ставку, льготу или выбрал не тот налоговый режим.

То же относится и к налоговым агентам, сознательно манипулирующим статусом налогоплательщика либо налогового агента и не удерживающим положенные суммы НДФЛ или НДС.

Наличие умысла в налоговом правонарушении должно быть отражено в актах и решениях по результатам проверок. Чтобы зафиксировать умышленное внесение недостоверных сведений в налоговую декларацию, налоговикам недостаточно просто перечислить все сделки, позволившие получить налоговую выгоду.

Ревизоры обязаны назвать конкретные действия налогоплательщика и доказать, что они совершены намеренно. В противном случае нужно признать не искажение сведений, а методологическую ошибку, а она не дает права на применение пункта 1 статьи 54.1 НК РФ. Подробнее о том, как доказывается умысел на совершение преступления см.

«Налоговые преступления: за что «сажают» бухгалтеров».

Примеры искажения отчетности и признаки налоговых схем

В письме № ЕД-4-9/22123@ приведены примеры искажений, подпадающих под пункт 1 статьи 54.1 НК РФ. Это дробление бизнеса, направленное на незаконное использование специальных налоговых режимов.

Также это искусственное создание условий, позволяющих применять пониженные налоговые ставки, льготы и освобождение от уплаты налога. Сюда же относятся схемы, нацеленные на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения.

Наконец, это не осуществленные в действительности операции, которые были «совершены» лишь на бумаге.

Кроме того, из письма следует, что об умышленных действиях и о наличии налоговой схемы могут говорить факты юридической, экономической или иной подконтрольности участников сделки.

Речь идет о ситуациях, когда проверяемый налогоплательщик или его должностное лицо имели возможность влиять на условия и результаты деятельности, манипулировать сроками или порядком проведения расчетов (см.

также «Налоговые риски: можно ли заключать сделки между «своими» фирмами и ИП»).

Однако даже если участники схемы не были подконтрольны, они могли действовать согласованно, предопределяя движение денежных и товарных потоков и совершая другие запланированные организатором операции.

Чтобы доказать умысел и вывести соучастников схемы на чистую воду, инспекторам надлежит разобраться, чьи интересы они преследовали. Тот, кто получил налоговую выгоду, и есть главный нарушитель закона.

При каких условиях можно принять расходы и вычеты

Согласно пункту 2 статьи 54.1 НК РФ, налогоплательщикам, не искажавшим сведений о своей хозяйственной деятельности и об объектах налогообложения, разрешено уменьшать облагаемую базу и сумму налога к уплате. Но не всегда, а при одновременном соблюдении двух условий.

Первое условие — основной целью сделки или операции не является неуплата, зачет или возврат налога.

Второе условие — обязательство по сделке исполнено лицом, которое является стороной договора или лицом, которому данное обязательство перешло по закону.

Специалисты ФНС России в письме от ЕД-4-9/22123@ подробно разобрали каждое из двух условий.

Цель сделки

Для соблюдения первого условия необходимо, чтобы сделка преследовала разумную деловую цель, а не налоговую экономию. На отсутствие деловой цели указывает бизнес-решение, не свойственное предпринимательскому обороту.

В качестве примера авторы комментируемого письма привели присоединение убыточной компании, не владеющей активами.

Такая операция заведомо совершена не в интересах присоединяющей стороны, поэтому ее цель, скорее всего, не является деловой.

Бесплатно сдать электронную отчетность за вновь созданную или реорганизованную компанию

Однако в письме есть предостережение: сотрудники ИФНС не должны настаивать на том, чтобы налогоплательщик избрал тот или иной вариант построения хозяйственных операций. Главное, чтобы выбранный вариант не был искусственным.

Лицо, исполнившее обязательство по сделке

Чтобы аннулировать расходы и вычеты покупателя, инспекторам нужно доказать, что поставщиком является не тот, кто указан в первичных документах, а иное лицо, например, сам покупатель.

Для этого проверяющие должны провести осмотр территории, сопоставить объем товара с размерами склада, опросить должностных лиц налогоплательщика, его покупателей, поставщиков и проч. Плюс к этому налоговикам следует взять у сторон сделки образцы почерка и назначить почерковедческую экспертизу.

Подозрительными являются такие факты, как использование поставщиком и покупателем одного IP-адреса и хранение печатей и документов продавца в офисе покупателя.

Вероятно, эти обстоятельства свидетельствуют об обналичивании средств, то есть о схеме, когда деньги переводятся фиктивному поставщику, а потом нелегально возвращаются покупателю. Очевидно, что подобные операции не дают права на вычеты и расходы.

При этом налоговики обязаны учитывать пункт 3 статьи 54.1 НК РФ. В нем говорится, что подписание первичных документов неустановленным или неуполномоченным лицом не может служить самостоятельным основанием для отмены вычетов и расходов.

Проверить адрес на «массовость» в «Контур.Фокусе» Обсудить на форуме В закладкиРаспечатать 51 524 Обсудить на форуме В закладкиРаспечатать 51 524

Источник: https://www.Buhonline.ru/pub/comments/2017/11/12898

Необоснованная налоговая выгода по cт. 54.1 НК РФ

Об оценке добросовестности налогоплательщика при проведении налоговых проверок

Понятие «налоговая выгода» и концепция необоснованной налоговой выгоды были определены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53. В документе уточняется, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности в результате пяти действий:

  1. уменьшения налоговой базы,
  2. получения налогового вычета,
  3. получения налоговой льготы,
  4. применения более низкой налоговой ставки,
  5. получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Но в ряде случаев налоговая выгода может быть признана необоснованной. К ним относятся случаи, когда для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 уточняется, что налоговая выгода не может считаться обоснованной, если она получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Кроме того, есть целый ряд обстоятельств, свидетельствующих о необоснованной налоговой выгоде:  

  • налогоплательщик не может реально осуществлять указанные операции, потому что для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг у него нет экономически необходимых условий: времени, места нахождения имущества, объема материальных ресурсов;
  • у налогоплательщика нет условий для достижения результатов экономической деятельности из-за отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • налогоплательщик учитывает для целей налогообложения только те хозяйственные операции, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, но для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • налогоплательщик совершает операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном в документах бухгалтерского учета.

В то же время Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 напоминает судам об обстоятельствах, которые сами по себе не являются основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, но в совокупности могут стать негативным сигналом:

  • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
  • взаимозависимость участников сделок;
  • неритмичный характер хозяйственных операций;
  • нарушение налогового законодательства в прошлом;
  • разовый характер операции;
  • существление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
  • осуществление расчетов с использованием одного банка;
  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
  • использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Стоит обратить внимание на то, что в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 содержатся три важных понятия:

  1. Презумпция добросовестности налогоплательщика. Значит, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.
  2. Цель делового характера. Этот термин подразумевает, что экономическая деятельность, во-первых, должна быть реальной. Во-вторых, операции должны учитываться в соответствии с их действительным экономическим смыслом. В-третьих, получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды не должно быть главной целью налогоплательщика.
  3. Обязанность налогоплательщика действовать с должной осмотрительностью (ситуации, когда налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях контрагента — в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом)

Статья 54.1 НК РФ и «агрессивная» налоговая оптимизация  

Положения Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 нашли свое продолжение в новой редакции Налогового кодекса, вступившей в силу 19 августа 2017 года. В Налоговом кодексе появилась новая ст. 54.1 НК РФ (в ред. Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ), которая определила пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов.

ФНС выпустила Письмо от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, в котором пояснила, что введенная Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ ст. 54.1 НК РФ направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации. То есть в ней определены:

  • конкретные действия налогоплательщика, которые признаются злоупотреблением правами;
  • условия, которые должны быть соблюдены налогоплательщиком для возможности учесть расходы и заявить налоговые вычеты по имевшим место сделкам (операциям).

В ст. 54.1 НК РФ есть четыре пункта, которые требуют объяснений:

Пункт 1 ст. 54.1 НК РФ: Не допускается уменьшение налоговой базы (суммы налога) в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Согласно Письму ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, искажение – это умышленные действия налогоплательщика, выразившиеся в

сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни, объектах налогообложения, подлежащих отражению в целях уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога, неправильного применения налоговой ставки, налоговой льготы, налогового режима, манипулирования статусом налогоплательщика и др.

Искажение сведений можно наблюдать в следующих ситуациях:

  • создание схемы дробления бизнеса ради неправомерного применения спецрежимов;
  • совершение действий, направленных на искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения;
  • создание схемы, направленной на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность исполнения сделки сторонами (отсутствие факта ее совершения);
  • неотражение налогоплательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц;
  • отражение в регистрах бухгалтерского и налогового учета заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

Пункт 2 ст. 54.1 НК РФ: При отсутствии обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 54.

1 НК РФ, по имевшим место сделкам налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате, если основной целью совершения сделки не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; если обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.

Итак, п. 2 ст. 54.1 РК РФ содержит условия, при соблюдении которых у налогоплательщика возникает право использовать расходы и вычеты.

В Письме ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@ уточняется, что основная цель сделки должна заключается не в налоговой экономии, а в конкретной разумной деловой цели. В пп. 2 п. 2 ст. 54.

1 НК РФ ограничивается право учесть расходы и вычеты по сделке при исполнении ее контрагентом, не указанным в первичных документах.

 В этом случае налоговикам придется доказывать, что налогоплательщик использовал формальный документооборот с целью незаконного учета расходов либо заявления налоговых вычетов.

Признаки формального документооборота:

  • факты обналичивания денежных средств проверяемым налогоплательщиком или взаимозависимым лицом;
  • факты использования таких средств на нужды налогоплательщика, учредителей налогоплательщика, его должностных лиц;
  • использование одних IP-адресов;
  • обнаружение печатей и документации контрагента на территории проверяемого налогоплательщика;
  • нетипичность документооборота, несоответствие обычаю делового оборота поведения участников сделки, должностных лиц при заключении, сопровождении, оформлении результатов сделок.

Пункт 3 ст. 54.1 содержит в себе несколько критериев, которые самостоятельно не могут служить основанием для предъявления претензий к налогоплательщику.

Эти критерии: подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом; нарушение контрагентом налогового законодательства; наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок.

Что изменилось для налогоплательщиков

В новшествах есть как плюсы, так и минусы для бизнеса.

Если говорить о плюсах, то:

  • Сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений.
  • Теперь не ошибки, а реальность сделки стали приоритетными. Ранее именно на ошибки ФНС обращала довольно пристальное внимание. Одним словом, ушел в прошлое формальный подход к выявлению необоснованной налоговой выгоды — налоговый орган должен четко понимать целесообразность проведения каждого мероприятия налогового контроля. Кроме того, нарушение контрагентом налогового законодательства не является самостоятельным основанием для предъявления налоговых претензий. П. 2 ст. 54.1 НК РФ не предполагает негативных последствий для налогоплательщиков за неправомерные действия контрагентов второго, третьего и последующих звеньев.
  • Исполнения сделки контрагентом становится достаточно для того, чтобы налоговая выгода считалась обоснованной. При этом налогоплательщики должны быть готовы представить налоговикам доказательства реальности сделки в результате исполнения ее контрагентом. Поэтому бизнес по-прежнему должен знать, как проверить контрагента, и пользоваться необходимыми для этого инструментами, например, сервисом Контур.Фокус.  
  • Вводится концепция деловой цели, а это значит, что действия налогоплательщика не ставятся под сомнения, если у него есть разумная экономическая цель помимо собственно оптимизации налогов.

Из минусов можно отметить следующие:

  • Появились термины с расплывчатой, как считают эксперты, формулировками, одно из которых — искажением сведений.
  • Новые нормы распространяются на страховые взносы и на плательщиков страховых взносов.
  • В ходе налоговой проверки у компании могут запросить копии договоров с посредниками. 

Источник: https://kontur.ru/articles/5180

Презумпция добросовестности налогоплательщика

Об оценке добросовестности налогоплательщика при проведении налоговых проверок

Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Под этой формулировкой и понимается презумпция невиновности налогоплательщика, предусмотренная пунктом 6 статьи 108 Налогового кодекса РФ.

Положения указанной нормы на законодательном уровне закрепляют презумпцию невиновности налогоплательщика, несмотря на то, что самого понятия «презумпция невиновности» ни налоговое законодательство РФ, ни иные нормативные акты, не содержат. На практике же, налогоплательщику приходится самостоятельно доказывать свою невиновность.

Напомним, что 18 июля 2017 года был принят Федеральный закон № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса РФ», которым часть первая Налогового кодекса РФ была дополнена новой статьей 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов». Подробнее о новой статье 54.

1 Налогового кодекса РФ читайте в нашей статье: «Налоговая оптимизация: или как ФНС будет доказывать использование налогоплательщиком «агрессивных» механизмов в получении необоснованной налоговой выгоды». Как мы уже отмечали ранее, положения пункта 2 статьи 54.

1 Налогового кодекса РФ не  влекут для налогоплательщиков негативных последствий за неправомерные действия контрагентов второго, третьего и последующих звеньев.

Таким образом, претензии со стороны налогового органа могут быть только при доказывании налоговым органом  факта нереальности исполнения сделки или операции контрагентом налогоплательщика, а также при доказывании факта несоблюдения налогоплательщиком установленных пунктом 2 статьи 54.1 Налогового кодекса РФ условий. В данной статье мы рассмотрим примеры из судебной практики, как налогоплательщики доказывают свою добросовестность и какую позицию сегодня занимают суды по данному вопросу.

Как мы ранее уже отмечали в своей статье: «Фиктивность сделок.

Позиция налоговых органов и судов» если по вопросу фиктивности сделок сегодня обратиться к судебной практике, то можно увидеть, что суды уже не раз обращали внимание налоговиков на то, что за недобросовестность контрагентов второго и последующего звеньев не должен нести ответственность налогоплательщик.

По мнению судов, к проявлению налогоплательщиком должной осмотрительности недобросовестность всех задействованных в цепочки операций контрагентов не относится, поскольку компания, в частности каждый налогоплательщик юридическое лицо, должен убедиться только в добросовестности своего непосредственного контрагента – партнера по сделке (см. Определение Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года № 305-КГ16-10399,  Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 июля 2017 года по делу № 40-43799/2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа № Ф09-3675/17 от 28 июня 2017 года по делу № А76-16418/2016).

В нашей статье: «Признание компании выгодоприобретателем» мы приводили свежую судебную практику по вопросу получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Так судебная практика за 2017 год по данному вопросу показала, что суд признает получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в сле­ду­ю­щих слу­ча­ях:

  • на­ло­го­пла­тель­щик не мог ре­аль­но осуществить конкретную сделку с уче­том вре­ме­ни, места на­хож­де­ния иму­ще­ства или объ­е­ма ма­те­ри­аль­ных ре­сур­сов,  необ­хо­ди­мых для про­из­вод­ства то­ва­ров (вы­пол­не­ния работ, оказания услуг);
  • у на­ло­го­пла­тель­щи­ка от­сут­ству­ют необ­хо­ди­мые усло­вия для ведения со­от­вет­ству­ю­щей де­я­тель­но­сти: в штате компании отсутствуют профильные сотрудники (специалисты), нет ос­нов­ных средств, склад­ских по­ме­ще­ний, транспорта и т.п.;
  • на­ло­го­пла­тель­щиком при налогообложении учтены толь­ко те хо­зяй­ствен­ные             опе­ра­ции, ко­то­рые непо­сред­ствен­но свя­за­ны с воз­ник­но­ве­ни­ем на­ло­го­вой вы­го­ды;
  • на­ло­го­пла­тель­щик со­вер­ша­ет хозяйственные опе­ра­ции с то­ва­ром, ко­то­рый не про­из­во­дил­ся или не мог быть про­из­ве­ден в объ­е­ме, от­ра­жен­ном налогоплательщиком в бух­гал­тер­ском учете;
  • действия на­ло­го­пла­тель­щи­ка, в том числе его вза­и­мо­за­ви­си­мых или аф­фи­ли­ро­ван­ных лиц, на­прав­ле­ны на со­вер­ше­ние сделок, свя­зан­ных с на­ло­го­вой                     вы­го­дой, как правило, с недобросовестными контр­аген­та­ми.

Вот примеры из судебной практики,  когда по результатам рассмотрения спора судом было признано получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по сделкам с контрагентом, со стороны которого отсутствовала реальность операции в силу следующих фактов: отсут­ствие по юридическому адресу, от­сут­ствие ос­нов­ных средств (про­из­вод­ствен­ных активов, транс­порт­а, склад­ских по­ме­ще­ний и т.п.) (см. Поста­нов­ле­ние Арбитражного суда Московской области от 15 мая 2017 года № Ф05-5962/2017 по делу № А40-74889/2016, Постанов­ле­ни­е Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.07.2016г.  № Ф07-4996/2016  по делу  № А13-3338/2014). В последнем постановлении факт получения Обществом необос­но­ван­ной на­ло­го­вой вы­го­ды был  до­ка­за­н в связи с тем, что налогоплательщиком не была под­твер­жде­на ре­аль­ность хо­зяй­ствен­ных опе­ра­ций с контр­аген­та­ми, кроме того, товарные накладные, счета-фактуры были составлены раньше фактической регистрации поставщика в качестве юридического лица.

Несмотря на то, что судебная практика по вопросу возмещения НДС из бюджета, складывалась противоречиво и довольно негативно для налогоплательщиков, итоговое решение Верховного Суда РФ от 01 февраля 2016 года  № 308-КГ 15-18629 все же дает налогоплательщикам надежду выиграть спор с налоговыми органами по данному вопросу. В своем решении Верховный Суд РФ подтвердил позицию налогоплательщиков, согласно которой при надлежащем документальном подтверждении хозяйственных операций с контрагентом, налогоплательщик вправе применить вычет по НДС вне зависимости от взаимоотношений его контрагента с контрагентами (поставщиками) второго и последующих звеньев. Это означает, что при проведении налоговых проверок, если контрагент проверяемого лица подтвердил взаимоотношения необходимыми первичными документами, нет необходимости изучать всю цепочку взаимоотношений. Сделку нельзя признать фиктивной, если контрагенты второго и далее звена оказались недобросовестными.

При этом сегодня суды по-прежнему рассматривают все доказательства и обстоятельства в совокупности. Новая статья 54.1 Налогового кодекса РФ сама по себе кардинальных изменений по вопросу добросовестности налогоплательщика, не внесла.

Это значит, что вероятность применения наказания за прошлые периоды при изменении судебного решения не в пользу недобросовестного налогоплательщика очень велика (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 28.11.2017г. № 34-П).

 

Положительная практика о презумпции невиновности налогоплательщика

Вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения (см. п. 4. ст. 110 Налогового кодекса РФ).

Важно! Вина и презумпция невиновности распространяются только на налоговую ответственность, то есть на штрафы. Что касается уплаты до начисленных налогов, данная обязанность признается не ответственностью налогоплательщика, а его конституционной обязанностью (см. ст. 57 Конституции РФ).

Равно как и уплата пени налогоплательщиком – это не мера ответственности, она никак не связана с виновностью или невиновностью налогоплательщика (см. ст. 75 Налогового кодекса РФ). Пени необходимо уплатить независимо от вины.

Выполнение письменных разъяснений ведомств по вопросам налогообложения – обстоятельство, исключающее вину компании (см. подп. 3 п. 1 ст. 111 Налогового кодекса РФ, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.09.2016г. № Ф07-7001/2016).

При этом если в ответе на налоговый запрос налогоплательщик-организация указывает неполные или недостоверные сведения, на освобождении от ответственности вряд ли можно рассчитывать.

В случаях, когда налоговая инспекция  настаивает, что юридическое лицо совершило  налоговое правонарушение умышленно, инспекторы должны представить соответствующие доказательства.

Судьи по-прежнему исходят из презумпции невиновности налогоплательщиков, а также подтверждают, что бремя доказывания умысла в совершении налогоплательщиком налогового правонарушения лежит на налоговом органе.

Так, например, в одном деле суд признал недействительным решение налоговой инспекции о взыскании с юридического лица штрафа в размере 40 процентов от неуплаченной суммы налога, который предусмотрен пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса РФ.

 В данном деле налоговые инспекторы доначислили налог на прибыль, поскольку контрагент налогоплательщика не исполнял своих налоговых обязательств. Суд указал, что в акте налоговой проверки и решении налогового органа по результатам проверки отсутствует подробное описание, в чем заключается умысел привлекаемой компании.

При этом инспекторы оштрафовали компанию по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса РФ, который квалифицирует налоговое нарушение как умышленное и предусматривает штраф в размере 40 процентов от неуплаченной суммы налога.

Пунктом 4 статьи 110 Налогового кодекса РФ предусмотрено, что вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения. Но не смотря на данную норму, инспекторы не доказали, что компания совершила нарушение умышленно (см.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 02.03.2018г. № Ф02-7448/2017). В другом практическом примере,  суд, исследовав представленные сторонами по делу доказательства, установил, что налоговые инспекторы не установили, какие именно лица умышленно совершили вмененное налоговое правонарушение. В частности, суд посчитал, что налоговиками не доказан факт согласованности действий налогоплательщика с его контрагентами.  Помимо этого, как указал суд, налоговиками не доказано, что налогоплательщик осознавал противоправный характер своих действий, желал либо сознательно допускал наступление негативных последствий (см. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.11.2017г. № Ф026341/2017).

Негативная практика

13 июля 2017 года Федеральная налоговая служба РФ совместно Министерством финансов РФ и Следственным комитетом РФ выпустили совместное Письмо № ЕД-4-2/13650@ о том, как в ходе проведения налоговых проверок устанавливать умысел должностных лиц, направленный на неуплату налогов от деятельности в бюджет.

Это означает, что у налоговых инспекторов в руках подробная инструкция по выявлению и доказыванию серых схем уклонения от уплаты налогов. С 19 августа 2017 года данное письмо вступило в силу.

Таким образом, если в ходе налоговой проверки инспектором будет выявлена одна из «серых» схем, компании придется не только доплатить налоги, но и погасить выставленный инспекторами штраф в размере 40% от общей суммы налоговой недоимки.

Источник: http://apgmag.com/prezumptcia-dobrosovestnosti-nalogoplatelshchika/

Новый подход к оценке законности налоговой оптимизации при проверках бизнеса

Об оценке добросовестности налогоплательщика при проведении налоговых проверок

Федеральная налоговая служба РФ подготовила письмо от 31 октября 2017 г. № ЕД-4-9/22123@ «О рекомендациях по применению положений статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации», в котором представила ряд важных разъяснений, касающихся подхода налоговых органов к оценке правомерности действий налогоплательщиков.

Как известно, с 19 августа 2017 года вступила в силу новая статья 54.1 НК РФ «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

В указанной статье впервые на законодательном уровне были сформулированы условия, которым должны отвечать операции налогоплательщика для того, чтобы он мог правомерно пользоваться возможностью уменьшить налоговую базу или сумму налога.

До настоящего времени правоприменительная практика в этой сфере основывалась на Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

В письме ФНС сообщается о новом подходе к проблеме злоупотребления налогоплательщиком своими правами и о прекращении использования понятий, которыми оперирует Постановление Пленума ВАС № 53, при проведении камеральных и выездных налоговых проверок, а также проверок в отношении сделок между взаимозависимыми лицами после вступления в силу статьи 54.1 НК РФ.

В рассматриваемом письме ФНС указывает на следующие цели и принципы использования нового подхода:

  • Цель введения в НК РФ статьи 54.1 – предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации.
  • Статья 54.1 НК РФ не содержит положений о расширении полномочий налоговых органов по сбору доказательственной базы, и налоговые органы при применении указанной статьи используют существующие процедуры сбора, фиксации и оценки доказательств.
  • Сохраняет силу презумпция добросовестности налогоплательщика как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений и публичного правопорядка в целом.
  • В актах и решениях по результатам налоговых проверок налоговые органы должны правильно квалифицировать выявленные в ходе проверки обстоятельства со ссылкой на конкретный пункт статьи 54.1 НК РФ.

Обозначим ключевые моменты, на которые ФНС обращает внимание в рассматриваемом письме.

Что понимается под «искажением сведений»?

Пунктом 1 статьи 54.1 НК РФ предусмотрен запрет уменьшения налогоплательщиком налоговой базы или суммы налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и об объектах налогообложения.

Целями такого искажения могут быть: уменьшение налоговой базы, уменьшение суммы подлежащего уплате налога, неправильное применение налоговой ставки, налоговой льготы, налогового режима, манипулирование статусом налогоплательщика, неудержание (неполное удержание) налоговым агентом сумм налога.

В письме отмечается, что речь идет об умышленных действиях и о сознательном искажении. При отсутствии доказательств такого умысла у налогоплательщика методологическая (правовая) ошибка сама по себе не может признаваться искажением в целях применения пункта 1 статьи 54.1 НК РФ.

Среди примеров «искажения» в письме названы:

  • создание схемы «дробления бизнеса», направленной на неправомерное применение специальных режимов налогообложения;
  • совершение действий, направленных на искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения;
  • создание схемы, направленной на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность исполнения сделки (операции) сторонами (отсутствие факта ее совершения).

К числу способов искажения сведений об объектах налогообложения могут быть отнесены:

  • неотражение налогоплательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц, а также
  • отражение налогоплательщиком в регистрах бухгалтерского и налогового учёта заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию

В Письме отмечается, что для целей применения пункта 1 статьи 54.1 НК РФ налоговые органы должны доказать совокупность следующих обстоятельств:

  • существо искажения (то есть в чём конкретно оно выразилось);
  • причинную связь между действиями налогоплательщика и допущенными искажениями;
  • умышленный характер действий налогоплательщика (его должностных лиц), выразившихся в сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика в целях уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога; потери бюджета.

Обстоятельства подконтрольности

С одной стороны, в письме отмечается, что об умышленных действиях налогоплательщика могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности участников, вовлеченных в налоговую схему.

В то же время обстоятельства подконтрольности (участников сделки по отношению к налогоплательщику) сами по себе не могут служить основанием для вывода об умышленном характере действий налогоплательщика.

Налоговые органы должны указывать обстоятельства, свидетельствующие о возможности влияния проверяемого налогоплательщика (его должностных лиц) на условия и результат экономической деятельности, манипулирования условиями, сроками и порядком осуществления расчетов по сделкам (операциям), искусственного создания условий для использования налоговых преференций.

Условия, при которых налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу или сумму налога

При отсутствии искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и об объектах налогообложения налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй НК РФ при соблюдении одновременно следующих двух условий:

  1. основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;
  2. обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Основная цель сделки

По вопросу «основной цели» ФНС в своем письме обращает внимание на следующее:

  • Основной целью сделки должна быть конкретная разумная хозяйственная (деловая) цель, а не налоговая экономия.
  • Положения НК РФ не ограничивают само право налогоплательщиков проводить свои хозяйственные операции так, чтобы налоговые последствия были минимальными, однако в избранном налогоплательщиком варианте сделки (операции) не должно присутствовать признака искусственности, лишенной хозяйственного смысла. Кроме того, налоговый орган не вправе настаивать на том, что налогоплательщик должен был выбрать тот или иной вариант построения хозяйственных операций.

Надлежащий контрагент и реальность сделки

Новый подход ставит реальность сделки (а соответственно – и возможность уменьшения налоговой базы, учета расходов, заявления вычетов) в зависимость от того, исполнена ли сделка надлежащим контрагентом – стороной договора или лицом, которому передано обязательство по исполнению в силу договора или закона.

В Письме также приводятся рекомендации по сбору налоговыми органами доказательств, опровергающих реальность спорной сделки (включая получение пояснений, проведение осмотров, истребование и выемку документов, проведение экспертиз и др.).

Пункт 3 статьи 54.1 НК РФ предусматривает несколько критериев, которые самостоятельно не могут служить основанием для предъявления налоговых претензий:

  • подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом;
  • нарушение контрагентом налогового законодательства;
  • наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций).

Данные критерии закреплены в статье 54.1 НК РФ для того, чтобы исключить возможность предъявления налоговыми органами формальных претензий к налогоплательщикам.

Таким образом, при выборе контрагентов, планировании, осуществлении и документировании хозяйственных операций (включая международные) налогоплательщикам, предполагающим использование предусмотренных законом возможностей по уменьшению налоговой базы (учету расходов, применению вычетов, освобождений или пониженных ставок налога, использованию специальных налоговых режимов, международных налоговых соглашений и др.), рекомендуется учитывать положения статьи 54.1 НК РФ и подходы к ее применению, сформулированные в указанном письме ФНС России.

Источник: https://www.gestion.ru/news/gestion/novyy-podkhod-k-otsenke-zakonnosti-nalogovoy-optimizatsii-pri-proverkakh-biznesa/

Добросовестный налогоплательщик и должная осмотрительность – проверки в 2018г

Об оценке добросовестности налогоплательщика при проведении налоговых проверок

Действующий с 1998г. Налоговый кодекс РФ не содержит понятие «Добросовестный налогоплательщик», хотя  правоприменительная практика налоговых споров уже много лет связывает право на применение налоговой выгоды (налоговых вычетов и расходов) именно с добросовестностью при исчислении и уплате налогов.

Неоднократно понятие добросовестность налогоплательщика формулировал Конституционный Суд РФ. Так, характеризуя добросовестное поведение налогоплательщика при уплате налогов Конституционный Суд привел следующие доводы:

Конституционная обязанность каждого налогоплательщика по уплате налогов должна считаться исполненной в тот момент, когда изъятие части его имущества, предназначенной для уплаты в бюджет в качестве налога, фактически произошло.

Такое изъятие происходит в момент списания банком с расчетного счета налогоплательщика соответствующих средств в уплату налога. После списания с расчетного счета имущество налогоплательщика уже изъято, т.е. налог уплачен.

Поэтому положение об уплате налога, содержащееся в статье 57 Конституции Российской Федерации, должно пониматься как фактическое изъятие налога у налогоплательщиков.

Таким образом, Конституция Российской Федерации предусматривает разграничение имущества, которым налогоплательщик не может распоряжаться по своему усмотрению, поскольку оно в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в бюджет, и имущества, находящегося в частной собственности, гарантии которой предусмотрены статьей 35 Конституции Российской Федерации.

Повторное взыскание с добросовестного налогоплательщика не поступивших в бюджет налогов нарушает конституционные гарантии частной собственности. (Постановление Конституционного Суда РФ от 12.10.1998 N 24-П ).

В описанной правовой ситуации добросовестный налогоплательщик – это налогоплательщик, исполняющий конституционную обязанность по уплате налога в бюджет.

Вместе с тем, в практических целях налоговых споров по налоговым проверкам периодов до середины августа 2017г.

, применяются положения  пункта 7 статьи 3 НК РФ, согласно которым в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, и обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика возложена на налоговые органы. (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О).

До середины августа 2017г. (вступление в силу статьи 54.1 Налогового кодекса) при разрешении налоговых споров суды придерживались правовой позиции о праве налогоплательщика получить налоговую выгоду при ее обоснованности.

По мнению судов, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и(или) противоречивы.

В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

Данные позиции изложены в Постановлении ВАС РФ №53 от 12.10.2006г.

Как налоговая доказывает получение необоснованной налоговой выгоды

Судебная практика по налоговым спорам (до середины августа 2017г.) выработала критерии для оценки обоснованности получения налоговой выгоды добросовестными налогоплательщиками, а налоговыми органами – методики доказывания получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, что соответствует недобросовестным действиям налогоплательщиков.

Внимание: Эти методики могут быть применены для налоговых проверок периодов до 19 августа 2017г.

В чем метод: Налоговики ставят под сомнения (оспаривают) достоверность сведений в документах налогоплательщика.

Наибольшее число налоговых споров  происходят  из-за «кривых» поставщиков – однодневок.

Какие сведения налоговики исследуют и оспаривают в ходе налоговых проверок в 2018г.

Налоговики собирают и исследуют обширный круг информации – от сведений по налоговым декларациям проверяемого налогоплательщика и его контрагентов, до сведений об IP-адресах систем «Банк-Клиент».

Обязательно сопоставляются – учетные данные юридических лиц – проверяемых налогоплательщиков и их контрагентов.

Обязательно – контрольные параметры экономической деятельности – риск факторы (среднеотраслевые по региону доля вычетов, доля расходов).

Пример налогового спора, о необоснованной налоговой выгоде

В ходе одной из выездных налоговых проверок крупнейшего налогоплательщика было установлено:

В подтверждение сделок с поставщиком  «А…» налогоплательщик представил договоры поставки, счета-фактуры, спецификации, товарные накладные.

Оплата поставленного товара произведена налогоплательщиком посредством безналичного перечисления на расчетный счет поставщика.

В рамках выездной налоговой проверки налоговики установили:

1) Анализ создания юр лица – поставщика,  его учредителей, участников, руководства:

На дату проверки – массовые участники и руководители, массовый адрес регистрации.

Отчетность —  2-НДФЛ не сдается.

По месту нахождения Поставщик «А…» — отсутствует. Собственник здания пояснил, что обществу «А….»  при его создании было выдано гарантийное письмо в 2012 о намерении заключить договор аренды, который впоследствии не заключен, по указанному адресу такая организация никогда не располагалась.

Источник: http://gordon-adv.ru/articles/dobrosovestnyy-nalogoplatelshhik-i-d/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.