+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Налоговые риски при совершении внутригрупповых сделок могут вырасти

Содержание

Налоговые риски: можно ли заключать сделки между «своими» фирмами и ИП

Налоговые риски при совершении внутригрупповых сделок могут вырасти

БУХУЧЕТТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯСТРАХОВЫЕ ВЗНОСЫНДСНДФЛПРОВЕРКИ И САНКЦИИ

  • Новости
  • Проверки и санкции

Налоговые риски: можно ли заключать сделки между «своими» фирмами и ИП 14 августа 2017 Алексей Крайнев Юрист по налоговым, трудовым и гражданским правоотношениям

О том, что сделка между «своими» организациями и подконтрольными бизнесмену «индивидуальными предпринимателями» вызывает повышенный интерес налоговых органов, известно, пожалуй, каждому бухгалтеру. При этом конкретные последствия, к которым может привести такая сделка, для многих остаются непонятными. Что же это за последствия? Давайте разбираться.  

Сразу скажем: взаимозависимость сторон — это не повод отказаться от проведения сделки. Такие сделки не являются незаконными и сами по себе каких-либо негативных последствий для налогоплательщиков не несут.

Однако это утверждение верно лишь при одном  весьма важном условии, зафиксированном в п. 1 ст. 105.

3 НК РФ: в сделках между взаимозависимыми лицами не устанавливаются коммерческие или финансовые условия, отличные от тех, которые имели бы место в сделках между не связанными друг с другом организациями или ИП. Это условие получило название «принцип вытянутой руки».

То есть сделку между взаимозависимыми лицами нужно заключать ровно на тех же условиях, которые применялись бы при договоре с любой из компаний, которую можно найти на открытом рынке (т.е., которая находится на расстоянии «вытянутой руки» от вашей организации).

Обратите внимание, что речь в Налоговом кодексе идет не только о цене сделки. Правила гораздо шире: рыночным должны соответствовать все коммерческие и финансовые условия сделки. То есть сюда попадают и правила передачи товара, и правила оплаты (отсрочка, рассрочка), и правила страхования и т.п. Абсолютно все условия договора должны соответствовать рыночным.

Любые послабления, которые ведут к тому, что одна из сторон не получает какие-либо доходы (в том числе из-за того, что несет лишние расходы), уже находятся в «зоне риска». Ведь по правилам все того же п. 1 ст. 105.

3 НК РФ любые доходы, которые могли бы быть получены одним из этих лиц, но вследствие указанного отличия не были им получены, учитываются для целей налогообложения у этого лица.

Какие лица являются  взаимозависимыми

Перечень лиц, которых законодатель считает взаимозависимыми, приведен в п. 2 ст. 105.1 НК РФ. Нужно учитывать, что перечень этот лишь примерный и применяется он в тесной связке с общим определением взаимозависимости, приведенным в п. 1 ст. 105.1 НК РФ.

Согласно этому определению, взаимозависимыми для целей налогообложения признаются любые лица, если особенности взаимоотношений между ними могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц.

Проще говоря, лица могут быть признаны взаимозависимыми даже если они не указаны в п. 2 ст. 105.1 НК РФ. Об этом прямо говорится в п. 7 ст. 105.1 НК РФ.

А значит, взаимозависимыми могут быть признаны и компании, которые вообще никак формально между собой не связаны. Например, в случае дружеских отношений между их руководителями.

При условии, конечно, что эта дружба переносится в бизнес и условия сделок между такими компаниями оказываются отличными от рыночных.

Нужно ли отчитываться о сделках

Следующий вопрос, который возникает при заключении сделки между «своими» компаниями и ИП, — надо ли по этому поводу как-то отдельно отчитываться перед ИФНС? Ведь каждый бухгалтер хоть раз да слышал словосочетание «контролируемая сделка» и в курсе, что о таких сделках нужно уведомлять налоговиков. Однако далеко не всякая сделка между взаимозависимыми лицами является контролируемой. В частности, когда речь идет о сделках между российскими взаимозависимыми компаниями, напротив, большинство сделок не будут признаваться контролируемыми.

Подробнее о том, какие сделки относятся к контролируемым см. «Какие сделки являются контролируемыми, и о каких сделках нужно уведомить налоговиков».

Учитывайте, что статья была подготовлена в 2013 году, когда еще действовали переходные положения и для большинства операций были установлены значительные суммовые ограничения. Теперь же суммы ограничений стали гораздо ниже (п. 3 ст. 105.14 НК РФ).

Также нужно помнить, что с 2017 года из разряда контролируемых исключены беспроцентные займы между взаимозависимыми российскими лицами (пп. 7 п. 4 ст. 105.14 НК РФ).

В рамках сегодняшней статьи хотим остановиться на еще одном важном вопросе, который влияет на отнесении сделки к категории контролируемых. Речь идет о норме пункта 11 статьи 105.14 НК РФ.

Там сказано, что признание сделок контролируемыми производится с учетом положений пункта 13 статьи 105.3 НК РФ.

В свою очередь, в этой норме говорится, что правила о контроле за ценами в сделках между взаимозависимыми лицами применяются только в тех договорах, осуществление которых влечет необходимость учета хотя бы одной из сторон доходов или расходов, влияющих на налоговую базу по налогу на прибыль, НДФЛ, уплачиваемому предпринимателями, или НДС. Причем, в последнем случае имеется дополнительное условие: если стороной сделки является организация или ИП, не признаваемые налогоплательщиками НДС, или использующие освобождение от обязанностей налогоплательщика по этому налогу.

Как видим, в списке нет единого налога, уплачиваемого при УСН, а также «обычного» НДФЛ, уплачиваемого физлицами без статуса ИП. Это означает следующее.

Сделка между взаимозависимыми лицами, применяющими УСН, либо между такой компанией и физлицом-непредпринимателем ни при каких условиях не будет признаваться контролируемой.

Аналогично обстоит дело и с прочими спецрежимами: сделка не будет контролируемой, если стороной сделки между плательщиком ЕНВД или ИП на ПСН не выступает компания или ИП на общем режиме.

Вести учет, готовить и сдавать отчетность по УСН и ЕНВД через интернет

Проверка контролируемых сделок

Перейдем к налоговым последствиям сделок между взаимозависимыми лицами. Порядок проверки условий таких сделок и налоговых доначислений по ним (если будут обнаружены отклонения от рыночных условий) напрямую зависит от категории сделки. А точнее, от того является ли она контролируемой.

Дело в том, что проверками правильности исчисления налогов по контролируемым сделкам имеет право заниматься только центральный аппарат ФНС России (ст. 105.17 НК РФ). Налоговики на местах могут лишь выявлять подобные сделки, в отношении которых не были представлены уведомления.

И сообщать об этом факте в ФНС России (п. 1 ст. 105.17 НК РФ). При этом ФНС России может контролировать только правильность исчисления и уплаты тех трех налогов, о которых мы говорили выше (налог на прибыль, НДФЛ, уплачиваемый ИП, и НДС, если хотя бы одна из сторон сделки его не платит).

Это первое ограничение.

Второе ограничение связано с симметричностью доначислений. Как сказано в статье 105.

18 НК РФ, если при проверке уровня цен по контролируемым сделкам ФНС России принимает решение о корректировке цены по сделке, то эту же цену может применить и вторая сторона сделки.

Понятно, что в отношениях между российскими взаимозависимыми лицами это во многих случаях повлечет автоматическое уменьшение налога у другой стороны (за счет увеличения расходов по сделке).

Так что (с учетом указанных ограничений) со стороны ФНС России доначисление налогов по контролируемым сделкам, заключенным между российскими компаниями, скорее всего, будут носить единичный характер.

Но это вовсе не означает, что налоговые злоупотребления по НДФЛ и единому налогу по УСН останутся без должного внимания налоговиков. Просто такими махинациями займутся инспекторы из территориальной ИФНС.

Оценить вероятность проведения налоговой проверки

Проверка обоснованности налоговой выгоды

Полномочия по проведению контрольных мероприятий и доначислению налогов в отношении не признаваемых контролируемыми сделок между взаимозависимыми лицами, а также по налогам, которые не входят в сферу ответственности центрального аппарата налоговой службы, находятся в руках налоговых инспекций. Эту работу они проводят в рамках выявления необоснованной налоговой выгоды. И ограничение здесь всего одно. Установлено оно пунктом 1 статьи 105.3 НК РФ, где сказано, что рыночная цена может применяться для целей налогообложения только если это не приводит к уменьшению суммы налога, подлежащего уплате в бюджетную систему РФ, или увеличению суммы убытка. А значит, и в этом случае налоговики должны учитывать принцип симметрии: увеличение цены влечет не только увеличение дохода для одной стороны сделки, но и увеличение расхода для другой.

В отношении же всех прочих условий сделки руки у инспекции, что называется, развязаны. Ведь определение налоговой выгоды настолько широко, что в нее с запасом укладываются все возможные злоупотребления с условиями сделки, которые могут быть допущены взаимозависимыми лицами.

Напомним, что под необоснованной налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, например, занижения налоговой базы, незаконного получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки или получения права на возврат, зачет, возмещение налога.

При этом налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Также налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 1, 3 и 4 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.

06 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», также см. «Как бухгалтеру избежать отказа в вычетах по НДС и аннулирования расходов по УСН или налогу на прибыль»).

Поэтому рискованной может оказаться даже распространенная ситуация с беспроцентным договором займа между физлицом-учредителем (займодавцем) и учрежденной им компанией (заемщиком). Инспекторы вполне могут в рамках борьбы с необоснованной налоговой выгодой доначислить учредителю НДФЛ.

Особенно если компания находится на ЕНВД или УСН с объектом обложения в виде доходов. Ведь понятно, что у стороннего лица компания не смогла бы получить бесплатный заем (да и учредитель такой заем вряд ли выдал бы).

Значит, в данном уменьшение налоговой базы по НДФЛ на сумму процентов по займу, которые не получены в связи с установлением в договоре займа, заключенном между взаимозависимыми лицами, условий начисления и выплаты процентов, отличных от подобных сделок, заключаемых между невзаимозависимыми лицами, вполне может быть признано необоснованной налоговой выгодой.

По результатам суд может признать данное условие направленным исключительно на уклонение от уплаты НДФЛ по суммам дохода в виде процентов по займу и соответственно доначислить НДФЛ, исходя из сумм процентов, уплачиваемых по сопоставимым займам.

Бесплатно проверить контрагента на признаки фирмы‑однодневки Обсудить на форуме (6) В закладкиРаспечатать 57 912Обсудить на форуме (6) В закладкиРаспечатать 57 912

Источник: https://www.Buhonline.ru/pub/beginner/2017/8/12575

Сделки внутри группы компаний

Налоговые риски при совершении внутригрупповых сделок могут вырасти

Внутригрупповые сделки — это сделки между юридическими лицами, входящими в одну группу компаний.

Внутригрупповые сделки могут заключаться в отношении широкого ряда активов:

  • предприятий;
  • недвижимости;
  • услуг;
  • ценных бумаг и т. д.

Преимущества и недостатки внутригрупповых сделок

Внутригрупповые сделки имеют свои преимущества и недостатки.

С одной стороны, внутригрупповые сделки помогают поддерживать и развивать компании.

Действительно, внутри группы легче получить финансирование, обеспечение финансирования, необходимые активы, заключать сделки с меньшей конкуренцией.

Более того, к примеру, компания, предоставляющая финансирование, может согласиться не только выдать денежные средства, но и субординировать свои требования по сравнению с требованиями других независимых кредиторов, что увеличивает шансы получающей компании найти необходимое финансирование.

С другой стороны, внутригрупповые сделки могут нарушать правила, существующие на конкурентоспособном рынке, или использоваться для злоупотреблений на рынке. Так внутригрупповые сделки могут прикрывать доминирование на рынке или отсутствие конкуренции.

В этой связи в некоторых странах мира законодатель вводит определенные правила совершения внутригрупповых сделок. Эти правила могут касаться

  • корпоративного права,
  • налогового права,
  • банковского права,
  • фондового рынка,
  • законодательства о конкуренции и т. д.

Налоговое право

По общему правилу все внутригрупповые сделки должны осуществляться на рыночных принципах (arm’s-length). Однако, в рамках группы данное правило не всегда соблюдается.

Для того, чтобы достичь этого или иным образом урегулировать внутригрупповые сделки, в национальные законодательства вносятся следующие положения:

  • налогообложение внутригрупповых сделок;В реалиях финансового кризиса и финансовых затруднений предприятия группы иногда используют внутригрупповые кредиты и гарантии для того, чтобы выполнить регулятивные требования, получить необходимое фондирование или оптимизировать налогообложение.При внутригрупповых сделках иногда тяжело оценить действительную рыночную стоимость продуктов и услуг, поэтому в налоговые законодательства вводятся правила относительно того, каким образом налоговые органы оценивают те или иные сделки для целей налогообложения в случае, если цена, указанная в договоре, с точки зрения налоговых органов, не соответствует рыночной.
  • трансфертные платежи;Внутригрупповые займы могут быть переквалифицированы в капитал. Это дает налоговым органам право переквалифицировать или не признавать займы, которые были получены специально только для целей создания иллюзии капитала. В этом случае налоговые органы приводят форму сделки в соответствие с её экономической сущностью.
  • исключения для целей налогообложения;В некоторых странах обсуждается или уже существует возможность исключения внутригрупповых сделок из-под налогообложения. В этом случае внутригрупповые сделки, например, не учитываются при расчете налога на доходы и т. д.

Банковское право

Для того, чтобы снизить финансовые риски из-за концентрации бизнеса, некоторые Центральные банки ограничивают возможности для банков инвестировать в компании, входящие в их группу. Ограничения могут выражаться в определенном размере активов банка, например, не более 5% от уставного капитала, которые могут быть направлены на финансирование внутригрупповых сделок.

Дополнительно, соответствующие внутригрупповые сделки подлежат раскрытию регулятору, который осуществляет более тщательный контроль над ними.

Кроме того, в Европе и США вводятся правила разделения розничной и инвестиционной банковской деятельности. Это приведёт к структурному отделению банковских групп и в результате снизятся возможности для фондирования внутри группы.

Фондовый рынок

Европейское регулирование относительно внебиржевых производных финансовых инструментов, центральных контрагентов и торговых репозитариев предоставляет определенные исключения из требования обязательного проведения клиринга для некоторых внутригрупповых сделок. Однако обязательства про сообщение в государственные органы о соответствующих сделках остаётся.

Корпоративное право

По общему правилу корпоративного права внутригрупповые сделки должны заключаться на рыночных условиях.

Например, в английском решении Trevor v Whitworth [1887] было отмечено, что внутригрупповые переходы активов должны совершаться по рыночной стоимости. Похожие положения были закреплены в Законе о компаниях 2006 года. Если сделки заключаются не по рыночной стоимости, корпоративное право устанавливает определенные требования и правила для совершения подобных сделок.

Перевод активов в рамках внутригрупповых сделок может быть рассмотрен как незаконное распределение доходов/получение дивидендов, не предусмотренных решением акционеров. В таком случае такие сделки могут быть признаны недействительными.

Дополнительно, даже если сделки были совершены на рыночных условиях и добросовестно, такие внутригрупповые сделки могут быть недействительными, если одна из сторон докажет, что такие сделки были не выгодны ей (дело Progress Property Company Limited v Moorgarth Group Limited [2010]).

Интересным вопросом корпоративного права является возможность приобретения компаниями акций друг друга в рамках одной группы. В связи с этим необходимо отметить, что во многих законодательствах перекрестное владение акциями, когда несколько лиц владеют акциями друг друга, не разрешается.

С точки зрения корпоративного права некоторые внутригрупповые сделки освобождаются от определенных формальностей, например, уплаты гербового сбора. В частности, в Великобритании такой сбор не должен уплачиваться при переводе внутри группы прав на землю или акции, если выполняются установленные законодательством условия.

Законодательство о конкуренции

По общему правилу антимонопольный контроль к внутригрупповым сделкам или

  • не применяется, или
  • применяется в упрощенном порядке (например, только уведомление направляется регулятору, но не предварительное согласование).

Дело в том, что законодательство о конкуренции рассматривает внутригрупповые сделки как простое перераспределение активов, при котором не происходит смены контроля.

В то же время есть государства, в которых послабления для внутригрупповых сделок не предусмотрены (www.worldbiz.ru).

Источник: http://lawedication.com/blog/2014/03/14/sdelki-vnutri-gruppy-kompanij/

EY Tax Messenger – Tax Edition

Налоговые риски при совершении внутригрупповых сделок могут вырасти

View this page in English 

Загрузить в формате PDF

Современные тенденции применения доктрины необоснованной налоговой выгоды в российской судебной практике
Авторы: Дмитрий Бабинер, Арсений Аракелян
21 апреля 2017 г

Российское налоговое законодательство не содержит норм, касающихся оценки добросовестности налогоплательщиков при совершении действий, связанных со снижением возложенного на них налогового бремени, которые бы позволяли эффективно разграничить агрессивное налоговое планирования и законные меры по управлению налоговой нагрузкой.

Необходимость в выработке общих критериев привела к принятию Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Разъяснения, сформулированные Пленумом ВАС РФ стали основой для т. н. доктрины необоснованной налоговой выгоды.

Анализ ряда судебных актов свидетельствует о появлении в российской судебно-арбитражной практике новых тенденций и рисков, связанных с применением налоговыми органами и арбитражными судами упомянутой выше доктрины.

Выбор способа достижения экономического результата и групповая согласованность операций

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

При этом п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 устанавливает, что в случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Таким образом, исходя из разъяснений, сформулированных Пленумом ВАС РФ, групповая согласованность операций и наличие возможности достижения экономического результата с меньшей налоговой выгодой сами по себе не влекут констатации факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, если соответствующие операции были обусловлены деловой целью.

Тем не менее, новейшая судебно-арбитражная практика демонстрирует несколько иной подход к оценке обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды.

Так, в деле № А50-17405/2016 российская организация – ООО «Смит Интернэшнл Си-Ай-Эс» – заключило два договора займа с иностранной сестринской компанией Schlumberger Finans B. V. Часть полученных займов была использована для покупки 60% долей в уставном капитале ООО «Радиус-Сервис» (налогоплательщика), владельцами которых являлись физические лица.

После сделки по приобретению долей в уставном капитале ООО «Смит Интернэшнл Си-Ай-Эс» (заемщик) было присоединено к налогоплательщику, который учел расходы присоединенной организации на выплату процентов при исчислении налога на прибыль.

Налогоплательщик настаивал на том, что деловой целью во всей группе спорных сделок являлось получение Shlumberger B.V. контроля над активами ООО «Радиус-Сервис» и налоговая выгода не выступала в качестве самостоятельной цели.

Налоговый орган же пришел к выводу, что поскольку в качестве объекта сделки выступали доли в уставном капитале налогоплательщика, расходы и доходы на продажу и покупку долей должны были нести бывшие и настоящие участники (собственники долей), но не сам налогоплательщик. Между тем, группой компаний была совершена цепочка сделок, в результате которой обязательства по возвращению займа и уплате процентов переданы налогоплательщику в полном объеме, что привело к возникновению у него дополнительного расхода.

Соответственно, в данном деле налоговым органом не оспаривался факт реальной покупки долей в уставном капитале налогоплательщика и достижения в результате спорных сделок цели контроля со стороны Shlumberger B.V. Предметом претензий налогового органа в сущности выступал выбор такого способа достижения экономического результата, при котором налогоплательщик получал наибольшую налоговую выгоду.

Суд первой инстанции признал наличие деловой цели во всей группе сделок (заем – покупка долей – присоединение), указав на возможность достижения одной и той же цели различными способами и с использованием различных методов, которые являются для заинтересованных лиц наиболее выгодными1.

Позиция суда первой инстанции в целом находится в русле подходов, отраженных в Постановлении Пленума ВАС РФ № 53, так как упомянутая выше деловая цель объективно могла быть достигнута различными способами и участники спорных сделок выбрали наименее обременительный с налоговой точки зрения способ получения желаемого экономического результата.

Суд апелляционной инстанции, напротив, согласился с позицией налогового органа и указал, что «Субъекты предпринимательской деятельности вправе применять в рамках свободы экономической деятельности различные гражданско-правовые средства. Однако, осуществляя свои субъективные права, они должны избирать такой способ реализации своих прав, при котором не затрагиваются интересы никаких иных субъектов, в том числе государства»2.

При этом суд апелляционной инстанции акцентирует внимание на таких обстоятельствах, как:

  • факт взаимозависимости между участниками спорных сделок, что позволяло им в результате согласованных действий влиять на финансовую деятельность друг друга.
  • отсутствие графика погашения основного долга по соглашениям о выдаче займа, а также обеспечения займа, что позволило заемщику не возвращать заем и проценты до присоединения к налогоплательщику.
  • отсутствие у налогоплательщика прямой экономической выгоды в результате цепочки спорных операций (показатели налоговой и бухгалтерской отчетности налогоплательщика существенно снизились).

Таким образом, основой для вывода апелляционного суда о том, что главной целью цепочки спорных сделок выступало получение налогоплательщиком налоговой выгоды, стали согласованность действий участников спорных хозяйственных операций и выбор такого способа достижения необходимого экономического результата, который сопряжен с получением наибольшей налоговой выгоды. В то же время, сама по себе реальность достижения экономического результата в виде получения Shlumberger B.V. контроля над активами ООО «Радиус-Сервис» ни налоговым органом, ни судом апелляционном судом не оспаривалось.

Очевидно, позиция суда апелляционной инстанции в данном деле существенно отличается от подхода к оценке обоснованности получения налоговой выгоды, отраженном в Постановлении Пленума ВАС № 53, и если ранее налоговому органу было необходимо опровергнуть непосредственно направленность действий налогоплательщика на достижение реального экономического результата, то теперь ему достаточно доказать, что при выборе определенного способа достижения экономического результата (реальность которого не оспаривается) руководствовался желанием снизить возложенное на него налоговое бремя.

Если арбитражные суды будут и далее придерживаться подхода, сформулированного в указанном выше деле, в будущем на практике это может привести к существенному сужению возможностей налогоплательщиков по налоговому планированию в рамках сделок по приобретениям и слияним.

Переквалификация операций в соответствии с действительным экономическим смыслом

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с действительным экономическим смыслом.

Если налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующих операций (п.

7 Постановления Пленума ВАС РФ № 53).

Одним из наиболее частных случаев переквалификации операций для целей налогообложения в российской налоговой практике является переквалификация процентов, начисленных по долговым обязательствам, в дивиденды.

Как правило, такая переквалификация осуществляется в соответствии с нормами о недостаточной капитализации (п. 4, 6 ст. 269 НК РФ), согласно которым положительная разница между начисленными процентами и предельными процентами не учитывается в составе внереализационных расходов и облагается налогом у источника.

Переквалификация выплат по долговым обязательствам в дивиденды в соответствии с положениями доктрины необоснованной налоговой выгоды встречается в российской налоговой практике несколько реже и до последнего времени соответствующие дела характеризовались следующими общими чертами3:

  • Переквалификации в дивиденды подвергались исключительно выплаты процентов по долговым обязательствам.
  • Налоговые органы в данных спорах ограничивались оспариванием правомерности учета процентов по долговым обязательствам в качестве внереализационных расходов по налогу на прибыль (в связи с учетом налогоплательщиком таких платежей в противоречии с их экономическим смыслом), не предпринимая попытки доначисления налога у источника на сумму процентов, переквалифицированных в дивиденды.

В этом смысле исключительным случаем является дело ООО «Мон’дэлис Русь» (А11-6203/2016).

В данном деле налогоплательщиком (ООО «Мон’дэлис Русь») была заключена сделка по приобретению у иностранной компании Cadbury Russia Two Limited, зарегистрированной на территории Великобритании, 100% доли в уставном капитале российской организации ООО «Дирол Кэдбери». При этом до покупки налогоплательщиком указанной доли, холдинг, к которому принадлежала соответствующая организация был поглощен материнской компанией налогоплательщика.

Далее, сторонами сделки купли-продажи доли было заключено соглашение о новации обязательства по оплате вознаграждения по сделке купли-продажи доли, в результате которого сторонами определено, что вместо оплаты вознаграждения денежными средствами, были заключены два соглашения о кредитных нотах с начислением процентов.

В 2014 году соответствующая российская компания была реорганизована в форме присоединения к налогоплательщику.

При этом налогоплательщиком в составе внереализационных расходов были отражены суммы процентов, начисленных по соглашениям о кредитных нотах.

Налоговый орган пришел к выводу о том, что спорные операции (купля-продажа, новация обязательства, заключение кредитных соглашений) не были обусловлены разумными экономическими причинами и истинной целью серии совершенных налогоплательщиком сделок являлось перечисление сгенерированной на территории РФ прибыли от операционной деятельности в адрес материнской структуры.

В результате налогоплательщику было отказано в учете расходов на выплату процентов по кредитным соглашениям.

Кроме того, налоговый орган переквалифицировал все выплаты по кредитным соглашениям – как сумму основного долга, так и проценты – в дивиденды и доначислил налог на доходы иностранных организаций в виде дивидендов либо иного распределения полученной прибыли (ст. 309, 310 НК РФ) в отношении всех выплат налогоплательщика по указанным кредитным соглашениям исходя из ставки налога в размере 5%4.

Арбитражный суд Владимирской области, основываясь на разъяснениях п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ № 53, посчитал позицию налогового органа правомерной, обратив внимание на следующее5:

  • цели, которые преследовал налогоплательщик (получение контроля над деятельностью ООО «Дирол Кэдбери» и доступа к имеющимся у него активам), по мнению суда, могли быть достигнуты и фактически были достигнуты за счет изменений в ведении хозяйственной деятельности ООО «Дирол Кэдбери», начавшихся до приобретения долей налогоплательщиком (введения сотрудников налогоплательщика на управленческие должности в ООО «Дирол Кэдбери»)
  • с точки зрения арбитражного суда условия кредитных соглашений не содержали четкого определения срока погашения кредитных нота и не могли быть заключены между невзаимозависимыми лицами
  • единственным источником доходов иностранной компании, зарегистрированной на территории Великобритании, являлись доходы, получаемые от налогоплательщика
  • выплаты по кредитным соглашениям не подвергались налогообложению на территории Великобритании в связи с внутригрупповым перераспределением убытков.

Также представляется интересным тот факт, что выплаты налогоплательщика по кредитным соглашениям были квалифицированы как скрытая выплата дивидендов несмотря на то, что они были адресованы британской компании, не участвовавшей в уставном капитале налогоплательщика и не обладавшей в отношении него какими-либо корпоративными правами, и, как следствие, буквально не соответствовали определению дивидендов, которое содержится в п. 1 ст. 43 НК РФ.

В случае, если позиция арбитражного суда в рамках данного дела найдет поддержку в вышестоящих судебных инстанциях, это может означать повышение налоговых рисков для налогоплательщиков, учитывающих расходы по операциям, связанным с приобретением долей участия (акций) в компаниях, являющихся частью холдинга, к которому принадлежат такие налогоплательщики, а также операциям внутригруппового займа.

1 Решение Арбитражного суда Пермского края от ё6 ноября 2016 года по делу № А50-17405/2016.
2 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 февраля 2017 года по делу № А50-17405/2016.
3 См.

, например, Постановление АС Московского округа от 30 апреля 2015 года по делу № А40-143354/13, Постановление АС Московского округа от 8 декабря 2015 года по делу № А40-123542/14.
4 Ставка налога по всей видимости была определена налоговым органом в соответствии с п. 2 ст.

10 Договора от 17 июня 1992 года «Об избежании двойного налогообложения и предотвращения уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал», заключенным между РФ и США, рассматривая в качестве фактического получателя дохода материнскую компанию налогоплательщика, зарегистрированную на территории США.
5 Решение Арбитражного суда Владимирской области от 13 февраля 2017 года по делу № А11-6203/2016

Источник: https://www.ey.com/ru/ru/services/tax/ey-tax-messenger-21-april-2017

Кто такие взаимозависимые лица и почему их не любит налоговая

Налоговые риски при совершении внутригрупповых сделок могут вырасти

В категорию взаимозависимых попадают физические или юридические лица, отношения между которыми определяют результаты их сделок. Взаимозависимость может возникать в разных «комбинациях»: между физлицами, между юрлицами или между теми и другими.

И она считается негативным критерием, если в совокупности с другими факторами намекает на признание налоговой необоснованной выгоды.

Отношения, характеризуемые как взаимозависимые, могут указывать на то, что налогоплательщик был осведомлен о нарушениях контрагента, но не счел нужным как-то отреагировать и предпринять меры.  

Вот почему на такую важную деталь, как взаимозависимость между контрагентами, налоговая при проверках обращает внимание не меньше, чем на анализ денежных и товарных потоков. Инспекторы могут доказать, что налогоплательщик знал о том, что контрагент не платит налоги, так как является взаимозависимым с ним, и, следовательно, признать необоснованную налоговую выгоду.  

Большинство сделок между взаимозависимыми лицами являются контролируемыми (для этого они должны соответствовать определенным критериям), и о них надо сообщать в ФНС до 20 мая каждого календарного года.

Критерии взаимозависимости определены в Налоговом кодексе (п. 2 ст. 105 НК РФ):

  • одно физлицо находится в подчинении у другого;
  • родственные связи между физлицами (родственниками считаются не только супруги, родители и дети, но и братья, сестры, опекуны и подопечные);
  • доля участия одной организации в другой превышает 25%;
  • доля участия лица в одной или нескольких организациях превышает 25%;
  • не менее 50% состава исполнительного органа в одной или нескольких организациях избраны по решению одного и того же лица;
  • более 50% состава исполнительного органа организаций составляют одни и те же физлица;
  • лицо осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа в одной или нескольких организациях;
  • доля прямого участия каждого предыдущего лица в каждой последующей организации превышает 50%.

Лица могут сами признавать себя взаимозависимыми (п. 6 ст. 105.1 НК РФ) или их может признать фактически взаимозависимыми суд, например, если руководителей разных компаний связывают дружеские отношения и они устанавливают нерыночные условия в совместных сделках (п. 7 ст. 105.1 НК РФ).

При этом само по себе участие субъектов РФ или муниципальных образований в организациях не является признаком взаимозависимости (п. 5 ст. 105.1 НК РФ), так же как и влияние более крупных компаний на условия сделки (п. 4 ст. 105.1 НК РФ).

Участие физлица и юрлица в компании определяется по общему вкладу его самого и всех его взаимозависимых лиц. Под итоговой долей понимается сумма долей прямого и косвенного участия. Последнее определяется расчетным путем (пп. 3 п. 3 ст. 105.2 НК РФ).

Перед проведением расчетов нужно вычислить прямую долю в отношении каждого из звеньев каждой последовательности участия. Если последовательностей участия несколько, косвенные доли суммируются.

Как получить одобрение сделки

Один и тот же генеральный директор может управлять неограниченным количеством юридических лиц и заключать неограниченное количество сделок. Налоговые риски несут только нерыночные цены и другие финансовые условия в сделках.

Если гендиректор не единоличный орган управления, он должен сообщить участникам общества информацию о юрлицах, в которых занимает руководящую должность, и сделка должна быть одобрена общим собранием участников, не заинтересованных в сделке.

Если цена сделки не превышает 2% от стоимости имущества компании, сделку может одобрить совет директоров (п. 7 ст. 45 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Сами по себе сделки между взаимозависимыми сторонами не являются незаконными, но при условии если в них соблюдены те же условия, что и в сделках между не связанными друг с другом физическими или юридическими лицами (п. 1 ст. 105.3 НК РФ).

К условиям относится не только цена сделки, но и правила передачи товара, отсрочка или рассрочка платежа, правила страхования. Если в результате нерыночных условий одна из сторон несет лишние расходы и недополучает доходы, эти сделки могут привлечь внимание налоговой, потому что такие доходы должны учитываться для условий налогообложения.

Что такое контролируемые сделки

Налоговая тщательно проверяет сделки между взаимозависимыми лицами.

Для нее важно, что суммы выплат между лицами не были уменьшены или завышены с целью искусственного увеличения налогооблагаемой базы и получения большего налогового вычета или искусственного уменьшения налогооблагаемой базы и снижения суммы налога.

К сделкам относятся отдельные операции (отгрузка товаров, выполнение работ, оказание услуг), в том числе операции по передаче имущественных прав и по выдаче и получению займов.

Сделки между взаимозависимыми лицами относятся к контролируемым (ст. 105.14 НК РФ). Контролируются сделки, которые требуют учета доходов и расходов, что приводит к увеличению или уменьшению налоговой базы на прибыль.

Уведомление о контролируемых сделках за предыдущий год нужно сдавать до 20 мая по форме уведомления, утвержденной Приказом ФНС РФ от 07.05.2018 N ММВ-7-13/249@. Если этого не сделать, то будет выставлен штраф в размере 5000 руб. (ст. 129.4 НК РФ).

Виды операций между взаимозависимыми лицами, о которых надо сообщать в инспекцию, перечислены в ст. 105.14 НК РФ. К ним относят заключение договора между взаимозависимыми лицами — резидентами РФ, сумма доходов по которым за соответствующий календарный год превышает 1 млрд руб.

Например, если одна компания продала другой компании, использующей упрощенку, недвижимость без НДС стоимостью более 60 млн руб., она обязана подать уведомление в налоговую о контролируемых сделках до 20 мая.

Общую сумму доходов нужно считать, суммируя все сделки с контрагентом за год: покупки, продажи, оказание услуг (Письмо Минфина России от 11.02.16 № 03-01-18/7239).

Считаются контролируемыми (при условии, что суммарный годовой оборот обоих контрагентов по сделкам превышает 60 млн руб.) сделки, в которых один из участников:

  • платит налоги по общей системе налогообложения;
  • платит налог на добычу полезных ископаемых, а предмет договора — добытое полезное ископаемое;
  • не должен платить налог на прибыль;
  • имеет отношение к «Сколково»;
  • является резидентом особой экономической зоны с льготным налогообложением прибыли;
  • один из участников использует ЕНВД или ЕСХН (в этом случае годовой оборот обоих участников должен превысить 100 млн руб.).

Не считаются контролируемыми:

  • сделки между взаимозависимыми лицами, которые не должны платить налог на прибыль организаций. (пп. 4 п. 2 ст. 105.14 НК РФ);
  • сделки между взаимозависимыми лицами на общую сумму менее 1 млрд руб. за календарный год (пп. 1 п. 2 ст. 105.14 НК РФ);
  • если взаимозависимые лица рассчитываются по УСН.

Приравниваются к контролируемым:

Что грозит за взаимозависимые отношения?

Сделки между взаимозависимыми лицами могут контролироваться ФНС, так как взаимозависимость при заключении сделок считается вероятностью воздействия на действия зависимого лица (п. 1 ст. 105.1 НК РФ).

Взаимная зависимость важна при взыскании у налогоплательщика недоимки по счетам зависимого лица, если подтвердится, что ему передалась доля выручки или активов налогоплательщика с недоимкой, в том числе через цепочку лиц.

Взаимозависимость — это эффективный «инструмент» для налоговой, позволяющий выяснить, уменьшена ли облагаемая база по налогам, например, если налогоплательщик утаил то, что купил недвижимость у взаимозависимого лица или если льгота по налогу на имущество было применена неправомерно.

Если налогоплательщик искусственно пытается сделать сделку неконтролируемой или манипулирует ценами в сделках, чтобы получить необоснованную налоговую выгоду, ФНС может признать лица фактически взаимозависимыми (п. 7 ст. 105.

1 НК РФ), а сделку между ними контролируемой (п. 10 ст. 105.14 НК РФ), но для этого ей нужно доказать факт получения необоснованной налоговой выгоды (Письма Минфина от 26.12.2012 № 03-02-07/1-316, от 26.10.2012 № 03-01-18/8-149).

Если стоимость сделки между взаимозависимыми лицами была ниже рыночной, налоговая может начислить дополнительные налоги (гл. 14.2 НК РФ).

ФНС проверяет, правильно ли уплачены налоги (п. 4 ст. 105.3 НК РФ) и, если они были занижены, корректирует налогооблагаемые базы. Все доначисления должны быть симметричными (ст. 105.18 НК РФ), то есть цена по сделке корректируется сразу у обоих сторон и у одной стороны налог может вырасти, а у другой — уменьшиться.

При неполной уплате или неуплате налога из-за нерыночных цен в сделках между взаимозависимыми лицами начисляется штраф в размере 40% от неуплаченной суммы налога, не менее 30 000 руб. (ст. 129.3 НК РФ).

При неправомерном непредставлении уведомления о контролируемых сделках и за представление недостоверных сведений в уведомлении о контролируемых сделках начисляется штраф в размере 5000 руб. (ст. 129.4 НК РФ).

Налоговая может доначислить НДФЛ по предпринимательской деятельности, налог на добычу полезных ископаемых и НДС, если другая сторона сделки не должна платить НДС. Налоги могут быть доначислены только продавцу.

Налогоплательщик освобождается от ответственности, если докажет, что цены в сделке были рыночными или что он заключил соглашение о ценообразовании.

Какие налоги проверяют

При налоговом контроле проверяют (п. 2 ст. 105.3 НК РФ) полноту начисления и уплаты:

  • налога на прибыль организаций
  • НДФЛ
  • налога на добычу полезных ископаемых
  • НДС

Чтобы проверить добросовестность заключенных сделок, ФНС использует метод сопоставимых рыночных цен, метод цены последующей реализации, затратный метод, метод сопоставимой рентабельности и метод распределения прибыли (ст. 105 НК РФ).

При проверках налоговая может запросить следующие документы:

  • состав участников сделки;
  • описание сделки и ее условий;
  • обоснование причин использования выбранного метода;
  • сумма доходов и расходов в результате сделки;
  • корректировка налоговой базы и суммы налога;
  • сведения об экономической выгоде в результате сделки;
  • факторы, влияющие на цену или рентабельность сделки.

ФНС вправе проверять контролируемые сделки за три года, предшествующие году, в котором вынесено решение о проведении проверки. По общему правилу срок проверки не должен превышать шести месяцев, но в исключительных случаях допустимо продление.

Сделки, в которых цены автоматически признаются рыночными, нельзя контролировать (ст. 105.3 НК РФ). Этому соответствуют случаи, когда цены определены:  

  • антимонопольными органами;
  • биржевыми торгами;
  • оценщиком, если по закону оценка обязательна;
  • соглашением о ценообразовании (гл. 14.6 НК РФ).

Источник: https://kontur.ru/articles/5281

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.