+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Компанию обвинили в дроблении бизнеса. Как удалось отбиться от ИФНС в суде

— Алексей Владимирович, некоторые фирмы проводят часть операций через ИП или юрлица, находящиеся на упрощенной системе налогообложения, переводят туда часть сотрудников. Это «однодневки» в понимании налоговиков?

Алексей Кулагин.

Олег Богданов

— Нет. Здесь уместно говорить о дроблении бизнеса, которое также преследует цель получение необоснованной налоговой выгоды, но другим способом: за счет использования аффилированных организаций, находящихся на специальных налоговых режимах, не являющихся плательщиками НДС и налога на прибыль организаций.

Единственная (или главная) цель таких действий — экономия на налогах. Это обстоятельство для фискалов является определяющим при обвинении бизнес-структур в дроблении бизнеса.

Само по себе дробление — законная операция? Это же не обязательно злоупотребление?

— Этот термин законодательно не закреплен. Налоговики, арбитражные суды и следственный комитет традиционно употребляют его в заведомо негативном контексте. Так что в него изначально заложен «злоупотребительный» смысл.

Иное дело — структурная реорганизация бизнес-процессов при налоговой оптимизации. Но в этом случае организация должна быть готова документально обосновать деловые цели проводимых изменений перед налоговиками.

Какова арбитражная практика по спорам о дроблении?

— Есть решения как в пользу ФНС, так и в пользу налогоплательщиков. Хотя в последние годы, по моему мнению, судебный подход к рассмотрению подобных споров объективностью не отличается. А что делать? Бюджет-то надо пополнять…

Вот вам пример из практики: предприниматель занимался оптовой и розничной торговлей, при этом вел раздельный бухучет — по общей системе налогообложения и единому налогу на вмененный доход (ЕНВД).

Законодатель изменил «правила игры» по ЕНВД, и владелец разделил бизнес — вывел торговлю на ЕНВД в отдельное юрлицо, наделив его собственным недвижимым имуществом.

Законные, казалось бы, действия послужили поводом для обвинения в дроблении бизнеса. Свою правоту бизнесмену отстоять не удалось.

Значимую роль в этом случае сыграли показания свидетелей и его самого, а также абсолютное пренебрежение оценкой налоговых рисков.

Содержание

Сотрудники — слабое звено

Как налоговики выявляют искусственное дробление? Ведь руководитель может зарегистрировать ИП или ООО по отдельному адресу, найдет учредителя — связь с материнской компанией доказать будет непросто.

— Существуют ведомственные письма и инструкции, в которых подробно разъяснено низовым инспекциям, какие мероприятия предпроверочного анализа им предписано проводить для выявления дробления.

А также другие указания «сверху» — на сборе каких доказательств должны сосредоточиться проверяющие. Изобретательностью налоговики не отличаются, поэтому доказательная база по дроблению у них статична.

Зная перечень их доводов в подобных спорах реально выстроить дробление таким образом, что они не смогут его доказать.

Рекомендую ознакомиться с содержанием письма ФНС России от 16 августа 2017 года №СА-4−7/16152@. Упрощенно — акцент при доказывании получения необоснованной налоговой выгоды будет делаться на доказывании умысла налогоплательщиков.

Проводят ли налоговики в подобных случаях опросы или допросы сотрудников компании?

— Опросы проводят оперативные сотрудники полиции, их могут использовать и фискалы для доказательства дробления. Налоговым кодексом РФ предусмотрена такая форма налогового контроля, как допрос свидетеля. Допрашивают всех по максимуму — директоров, материально ответственных лиц, бухгалтеров, водителей, контрагентов, дворников (не шутка).

И делают далеко идущие выводы из малозначимых, для нормального человека, обстоятельств, которые зачастую объясняются разумными вещами: прошло много времени и свидетель не помнит или перепутал факты, свидетель дает показания о вещах, находящихся за пределами его профессиональной компетенции и т. д. Например, директор перепутал месяц создания фирмы или не знает всех контрагентов (а их штук 300) — рискует быть обвиненным в «номинальности».

Являются ли сотрудники слабым звеном, могут ли они подвести «под монастырь» своего работодателя?

— Мне известен случай, когда сотрудник был уволен за пьянство и решил отомстить бывшему руководству. В итоге он дал показания под диктовку налоговиков.

Встречаются типажи, которые любят поговорить и показать свою осведомленность — эти инициативно выдают массу ценной для налоговиков информации. Или просто человека запугивают и он подписывает протокол не глядя.

Потом читаешь показания дворника, где он рассуждает о «необоснованной налоговой выгоде» и «низкой налоговой нагрузке».

Поэтому сотрудников к допросам надо готовить, как готовят своих сотрудников к их проведению налоговики и полиция.

Полтонны бумаги

Насколько серьезен для бизнеса риск признания дробления искусственным?

— Большая экономия на дроблении — серьезные риски. Следует помнить, что вероятность выхода налоговиков на выездную проверку прямо пропорциональна суммам возможных доначислений.

Могут ли претензии налоговиков разорить фирму?

— Любая выездная проверка является стрессовым фактором для хозяйствующего субъекта. Зачастую полностью парализуется работа бухгалтерии, вынужденной копировать и предоставлять по требованиям проверяющих безумное и не всегда обоснованное количество документов и информации.

Был в практике случай, когда мы направляли фискалам письмо, что для выполнения их требований понадобится более пятисот килограммов бумаги (!) и непрерывная работа по копированию документов двух человек в течение одного месяца.

Во время проверок собственники и руководители фирм, поддавшись панике и наслушавшись некомпетентных советов, зачастую принимают неэффективные управленческие и бизнес-решения. А если проверка совпадает с другими объективными трудностями — перекредитовкой, наращиванием дебиторки и кредиторки, падением спроса, общим спадом в экономике… Тут и до разорения недалеко.

В каком случае налоговикам НЕ удастся доначислить налоги по общей системе налогообложения?

— В случае грамотного планирования налоговой оптимизации и скрупулезного выполнения плана по ее реализации. Такие действия не дадут ни малейшего повода фискалам даже заподозрить бизнес в дроблении.

А при назначении выездной проверки повысят вероятность отстоять свою правоту в вышестоящем налоговом органе или суде.

На этапе возражений доказать свою точку зрения в полном объеме нереально — ведь для инспекции это значит фактически признать некомпетентность своих сотрудников, планировавших и проводивших проверку.

На объективность не рассчитывайте

— Год назад в интервью altapress.ru представители краевого следственного комитета рассказали о громком уголовном деле, связанным с дроблением бизнеса компанией «Елочка» (ей принадлежит ТЦ «Европа» в Барнауле). Прокомментируйте это дело, пожалуйста.

— Это одно из самых профессионально интересных дел по дроблению бизнеса. И одно из самых показательных по безграмотности налоговиков и необъективности арбитражных судов. Первые, в том числе, письменно опровергли положения Налогового Кодекса, приняв их за формулировки налогоплательщика.

А арбитражный судья, рассматривавший дело, занял позицию, диаметрально противоположную по налоговому спору торгового дома «Скаут», рассматривал которое тоже он. Ссылки компании на нормы права судья просто проигнорировал и не отразил их в решении.

Особенно «повеселила» кассационная инстанция, которая на настойчивые призывы заявителя все-таки сослаться на конкретные нормы права, на основании которых судами признаются определенные обстоятельства, написала, что «не указание судами норм права не свидетельствует об их отсутствии».

Уголовное дело расставило все по своим местам. Восторжествовала точка зрения, которую отвергли налоговики и арбитражные суды: в бюджет было доплачено порядка 9 млн. рублей — разница между вменяемыми доначислениями (порядка 49 млн. рублей без пени и штрафов) и налогами по «упрощенке», уже уплаченными задействованными в схеме дробления организациями.

Какие выводы должен сделать налогоплательщик из этого спора и уголовного дела?

— Выводы напрашиваются сами собой:

  • не стоит рассчитывать на объективность рассмотрения налоговых споров в арбитражном суде;
  • не всегда следует полагаться на собственные знания и опыт при проведении налоговой оптимизации, привлечение специалиста сэкономит вам кучу сил и средств;
  • прежде чем решиться на реализацию тех или иных схем по экономии налогов следует просчитать планируемый эффект и оценить — стоит ли игра свеч?

Источник: https://altapress.ru/ekonomika/story/na-objektivnost-ne-nadeytes-ekspert-o-nalogovih-sporah-po-drobleniyu-biznesa-208266

Дробление бизнеса. Чью сторону примет суд в споре с ФНС?

Компанию обвинили в дроблении бизнеса. Как удалось отбиться от ИФНС в суде

  • Date Aug 29, 2018
  • Posted by Олег Харькин
  • Category Гражданское право

Компания создала несколько обществ, перераспределила торговые площади. Инспекция увидела в этом дробление бизнеса, доначислила налоги и оштрафовала компанию. Читайте, получится ли обжаловать решение налоговой.

Когда суд поддерживает инспекцию?

ФНС под дроблением бизнеса понимает искусственно созданную ситуацию, когда деятельность нескольких компаний, которые применяют специальные налоговые режимы, прикрывает фактическую деятельность основной организации, осуществляющей реальную деятельность.

Пример: когда компании переводят выручку на подконтрольные лица, фиктивно перераспределяют активы или занижают свои физические показатели. В таких делах налоговые инспекции указывали на наличие признаков необоснованной налоговой выгоды, с которыми соглашались судебные инстанции. Рассмотрим несколько типичных ситуаций.

Налогоплательщик использовал несколько компаний, чтобы перевести часть выручки с основного общества на подконтрольные путем передачи в аренду АЗС и перерегистрации ККТ. Общество без видимых причин последовательно передавало заправочные комплексы от одной компании к другой, заключало агентские договоры на поставку топлива.

Налоговики обратили внимание, что компания передавала АЗС в период, когда выручка приближалась к предельно допустимой для применения УСН.ВС-А70

Предприниматель разделил магазин между взаимозависимыми лицами, тем самым ограничил размер торговой площади для розничной торговли в целях ЕНВД.

Налоговая доказала формальность такого перераспределения. Переданные в аренду площади не были конструктивно обособлены, у всех лиц был единый кассовый центр, работники исполняли приказы лиц, с которыми не состояли в отношениях подчиненности. Инспекция посчитала, что налогоплательщик занизил физические показатели, суд согласился.ВС-А59

Единственный участник и руководитель общества, которое оказывало услуги по перевозке, по мере того как количество транспорта приближалось к предельному значению, учреждал новую фирму, на которую приобретал автомобили.

Инспекция доказала, что деятельность обществ представляла единый производственный процесс. Фирмы работали на одной территории, с общим штатом сотрудников, централизованной закупкой топлива и техобслуживанием автомобилей.

ВС-А53

В этих трех делах были признаки, которые дополнительно подтверждали обоснованность претензий фискального органа.

Участники отношений были зарегистрированы по одному адресу, реально управляли деятельностью одни и те же лица, руководители подконтрольных обществ были номинальными, у всех — единый выгодоприобретатель.

У налогоплательщиков не было разумного основания вводить в бизнес новых участников.

В каком случае выиграет компания?

Инспекции не всегда выигрывают споры о налоговых выгодах. Пример: акционерное общество сумело доказать, что развивало бизнес, а не просто дробило его.

Налоговая инспекция в этом деле пыталась объяснить судам, что общество формально разделило свою деятельность, чтобы распределить часть доходов на взаимозависимых лиц, которые работали по упрощенной системе налогообложения.

Сам же налогоплательщик получил необоснованную выгоду в виде неуплаты налогов по общей системе. Инспекция ФНС привела несколько доводов, которые общество успешно оспорило в судебном порядке.

Акционерное общество этот довод опровергло и пояснило, что уже 15 лет назад прекратило торговлю и продало 100 процентов долей в уставных капиталах учрежденных фирм. Теперь оно сдает в аренду помещения, в том числе ранее созданным торговым компаниям. Сегодняшняя ситуация — это результат не схемы дробления, а постепенного развития бизнеса.

Суд отверг доводы налоговой о том, что группа фирм привлекала покупателей на основе одинаковой политики с помощью единой карты покупателя, акций, скидок и рекламы.

Налогоплательщик отбился от этого обвинения инспекции. АО доказало, что не передавало бывшим дочерним компаниям активы, которые связаны с торговлей: деньги, товары, персонал.

Инспекция не подтвердила, что налогоплательщик выводил средства торговых компаний на свои счета и использовал деньги. Налоговики выявили займы некоторых фирм, но суммы были несопоставимы с выручкой или прибылью торговых компаний. Кроме того, займы возвратили до момента проверки.

Взаимозависимость компании и созданных обществ сама по себе не доказывает получение необоснованной налоговой выгоды.   Налоговая не представила в суд доказательства, что обязанности перераспределили формально, а участники поделили между собой схемы поставщиков и покупателей. У всех компаний был обособленный персонал, оборотные средства и другие ресурсы для торговли. Суд не выявил факты, что одна компания безосновательно использовала оборудование, сотрудников, товары, транспорт или имущество другой фирмы.

Общество доказало, что с момента образования взаимозависимых компаний состав их работников формируется самостоятельно, а не за счет сотрудников АО.

Ассортимент товаров у всех компаний различный. У каждой фирмы свои поставщики, операции между сторонами реальны, контрагенты не имеют финансово-хозяйственных отношений с обществом.

Суд обратил внимание, что инспекция не провела экономический анализ деятельности общества с целью доказать, что получаемая в качестве арендных платежей выручка соответствует прибыли, которая образуется при торговле.

Налоговая инспекция пыталась показать и иные признаки необоснованной налоговой выгоды: взаимозависимость компаний, единые адреса местонахождения и общие банки, а также то, что одни и те же лица представляли интересы по взаимоотношениям с госорганами и контрагентами.

Суды решили, что это не говорит об уклонении от уплаты налогов. Налогоплательщик объяснил такие действия компании с точки зрения разумности.

Как безопасно дробить бизнес?

Чтобы доказать обоснованность налоговой выгоды в возможном споре с ФНС, перед тем как дробить бизнес, проверьте легальность ваших действий.

Часто суды интересуются источниками денег и оборудования. Они пытаются понять, могло ли работать предприятие сразу же после того, как его создали. В таких случаях активы в виде вкладов учредителей, заемных средств, арендованные объекты, как правило, устраивают суд.

Специальный налоговый режим не должен быть целью такой схемы. Например, суды согласились, что разумно обособить непрофильный вид деятельности — общественное питание от основного производства — металлургии. Кроме оценки деловой цели суд исследовал источники, как в новой организации появились оборудование и персонал.ВАС-А60

В большинстве случаев компании не могут уйти от взаимозависимости между участниками схемы. Но не допускается принимать решение в пользу одного из участников схемы в ущерб интересов или за счет другого. Для этого разграничьте по времени и месту управленческие решения на разных предприятиях.

Каждая операция должна быть достоверно оформлена. Из договоров и первичных документов — накладных, актов приемки-передачи — должны усматриваться объемы поставки, виды выполненных работ или услуг, номенклатура товаров, стоимость за единицу. Лица, которые выполняют работу или передают товары, должны быть способны в случае необходимости пояснить налоговым инспекторам особенности этих операций.

Важно, чтобы новая компания обладала собственным штатом сотрудников. Персонал не должен работать для всех компаний независимо от места трудоустройства. Сотрудников в каждой фирме должно быть достаточно для выполнения работ. Так инспекции будет сложнее доказать, что вы разделили бизнес, чтобы уйти от налогов.

Источник: https://pravx.ru/stati/droblenie-biznesa-chyu-storonu-primet/

Дробление бизнеса как способ налоговой оптимизации в 2019 году

Компанию обвинили в дроблении бизнеса. Как удалось отбиться от ИФНС в суде

Гражданское законодательство сохраняет за хозяйственными обществами полную свободу в определении собственной структуры.

Компании могут регистрировать филиалы, создавать дочерние предприятия, проводить реорганизацию с выделением многочисленных фирм, сливаться или разделяться. Дробление интенсивно развивающегося бизнеса – естественный процесс.

Усложнение коммерческих взаимосвязей считается признаком успеха. Другое дело, когда ООО прикрывает схемами попытки налоговой оптимизации. 

Что такое дробление бизнеса

На законодательном уровне определение термину не дано. Специалистам приходится руководствоваться положениями главы 4 ГК РФ. Нормы признают за юридическими лицами право на различные структурные преобразования. Хозяйственные общества вправе:

  • регистрировать обособленные подразделения;
  • выделять из своего состава новые фирмы;
  • делиться на несколько самостоятельных компаний;
  • объединяться с другими предприятиями для реализации проектов;
  • приобретать доли (акции) коммерческих объединений.

Все эти методы остаются законными и используются добросовестными налогоплательщиками. Назначением таких схем становится эффективное использование капитала, повышение рентабельности и улучшение качества продукции.

Дробление бизнеса в целях налоговой оптимизации не имеет ничего общего с традиционной процедурой. Реализацию таких схем в ФНС РФ называют нарушением. Контролирующая служба борется с извлечением необоснованной налоговой выгоды.

В помощь территориальным инспекциям составлены методические рекомендации. Многие инструкции не опубликованы в сети и относятся к документам служебного пользования. Открытым регламентом является письмо № СА-4-7/15895@ от 11.08.17.

В нем выделены признаки незаконного дробления бизнеса:

  1. Формальность. Действующую организацию разбивают на несколько юридических лиц. Работники, руководители или учредители регистрируются в качестве предпринимателей. Однако фактически производственный цикл остается единым. Никакого обособления не происходит. Участники несут общие расходы, пользуются одним капиталом, инструментами.
  2. Снижение фискальной нагрузки. Поскольку крупный бизнес формально делится на более мелкие фирмы, появляется возможность использовать специальные режимы. Дробление позволяет извлечь максимальную выгоду от покупки патентов, применения ЕНВД и УСН. Имея внушительные обороты, компания уходит от оплаты НДС, налогов на прибыль и имущество. Маскировка проекта под малое предпринимательство дает возможность претендовать на многочисленные льготы, субсидии.
  3. Единство управления и согласованность действий. Фактическое руководство всеми структурными звеньями системы осуществляет один выгодоприобретатель. Нередко участники заключают заведомо невыгодные сделки. У зарегистрированных предпринимателей и ООО нет собственных интересов. Все их действия подчинены единой экономической цели – снижению фискальной нагрузки.
  4. Идентичность деятельности. Признаком дробления является и невозможность четкого разграничения направлений. Созданные сообщниками фирмы занимаются одним и тем же производством, оказывают одинаковые услуги, выполняют аналогичные работы.

Характерной чертой дробления бизнеса ФНС РФ считается также взаимозависимость участников схемы. В преступление вовлекают знакомых, родственников, сослуживцев.

Косвенными свидетельствами становятся общие сайты, вывески, расположение организаций в одном офисе, формирование единых служб доставки, кадрового делопроизводства, юридического сопровождения.

Все звенья цепи создаются одновременно. Разница в датах регистрации исчисляется днями или неделями.

Комплексный подход к оценке схем с ООО, ИП и АО закреплен судебной практикой. Дела о дроблении бизнеса рассматриваются государственными арбитражами на протяжении нескольких лет. Служители Фемиды настаивают на анализе всех обстоятельств и установлении истинной цели деления коммерческого проекта.

В помощь добросовестным коммерсантам налоговая служба разработала специальный сервис. Программа известна под названием «Проверь свой бизнес». Она дает комплексную информацию об организациях, помогает оценить риски сотрудничества. Проверка контрагента обеспечивает защиту от обвинений в соучастии.

Распространенные схемы дробления бизнеса

Несмотря на негативную окраску, оптимизаторы не спешат отказываться от своих методов. Механизмы модифицируют с учетом судебной практики и подходов налоговых органов. В некоторых случаях разделение ООО на две и более коммерческие структуры оказывается эффективным решением. Инспекциям не удается доказать извлечение необоснованной выгоды.

Тип схемыКраткое описаниеПримеры дробления бизнеса из судебной практики 2017–2019 гг.
Незаконные механизмыНаиболее рискованными являются схемы, описанные в методических материалах налоговой службы. Инспекторы хорошо с ними знакомы, а алгоритмы доказывания сформированы. Так, к доначислениям приведут схемы с номинальным делением выручки, численности персонала, площади торговых помещений.Подробное описание в письме № СА-4-7/15895@ от 11.08.17 нашли механизмы номинального разграничения деятельности. В качестве примера приведем дело А60-36784/2013. Акционерное общество производило и продавало молочные продукты. Объем выручки не позволял использовать специальные режимы. Пытаясь снизить налоговую нагрузку, оптимизаторы зарегистрировали несколько фирм. Все организации были выведены на УСН. Формально предприятия занимались розливом молока. Акционерное же общество считалось поставщиком сырья и торговым агентом. В суде было установлено отсутствие у компаний собственных специалистов. Персонал оформили во вновь созданные фирмы простым переводом. Кроме того, приемка молока осуществлялась в одном помещении. Суды сделали вывод об отсутствии деловой цели дробления бизнеса. В итоге обществу начислили налоги на имущество, прибыль и НДС. В праве применения УСН было отказано.
Рискованные комбинацииПрименение схем этой категории грозит длительными судебными разбирательствами. Суть механизмов не меняется. Оптимизаторы берут за основу традиционное дробление бизнеса, но тщательно маскируют признаки злоупотребления. Перед тем как оптимизировать налоги, выстраивают четкую систему взаимоотношений между ООО и контрагентами. Каждую операцию документируют, а финансовые потоки обособляют. Большое внимание уделяют первичной отчетности. Избежать доначислений в случае выездной проверки не получается. Для переквалификации сделок инспекторам достаточно установления взаимозависимости сторон и мелких недочетов (противоречий в первичной отчетности, ошибочных формулировок в платежных поручениях, отсутствия приемочных актов и пр.). Однако отстоять свои позиции в государственных арбитражах вполне реальноПримером модернизированной схемы может служить дело № А19-18267/2018, рассмотренное 4ААС во второй половине февраля 2019 года. Являясь единоличным учредителем ООО «Братская книга», гражданин зарегистрировал индивидуальное предпринимательство. Общество применяло УСН с объектом «доходы за вычетом расходов». Несколько лет коммерсант-учредитель продавал фирме печатную продукцию. Он являлся единственным поставщиком товара. Компания же занималась розничной реализацией. Впоследствии налогообложение решили оптимизировать. Между предпринимателем и организацией заключили договор комиссии. Выручка от продажи печатной продукции перестала считаться доходом ООО «Братская книга». Под обложение попадало только комиссионное вознаграждение. Налоговая инспекция проанализировала отношения и переквалифицировала договор. Выручку признали доходом общества. Поскольку обороты превысили установленный законом предел, право на применение УСН было утрачено. Компании начислили налог на имущество, добавленную стоимость и прибыль. Отстаивать правоту фирме пришлось в двух инстанциях. Налогоплательщику потребовалось представить всю документацию по сделке, раскрыть структуру бизнеса. Организацией для налоговой тяжбы были составлены сотни документов, привлечены юристы. Служители Фемиды исследовали счета-фактуры, приемочные акты, текст договора. В результате решение было принято в пользу компании. Доказать формальный характер сделки инспекции не удалось. Однако считать спор завершенным нельзя. Вполне вероятно, что дефекты первичной отчетности станут причиной поражения налогоплательщика в кассации или надзоре
Легальные решенияНи одна из схем оптимизации фискальной нагрузки за счет дробления бизнеса не может считаться законной. Однако под определение налогового преступления не попадают классическая реорганизация, создание филиальной или представительской сети, учреждение дочерних компаний. Условием легальности механизмов является самостоятельная деловая цель. Дробление должно быть обусловлено потребностями производства, необходимостью освоения новых ниш рынка, стратификацией и т. д.Классическим примером законного дробления бизнеса стало дело А60-40529/2011. Хозяйственное общество «Металлургсервис» создало дочернее предприятие для организации общественного питания. Новую фирму вывели на специальный режим налогообложения – ЕНВД. Посетителями кафе являлись работники «Металлургсервис». Инспекция обвинила завод в уклонении от налогов. Суд контролеров не поддержал. В постановлении № 15570/12 коллегия ВАС РФ отметила самостоятельность деятельности каждого участника. После создания «дочки» материнская компания не занималась общественным питанием. Активы и капиталы были реально обособлены

Чем грозит незаконное дробление бизнеса

Реализация нелегальных и сомнительных схем может привести к краху коммерческого проекта. Стандартным сценарием становится начисление недоимок, пени и штрафов по итогам выездной проверки.

Вышестоящие инстанции отклоняют административные жалобы, а дело передается на рассмотрение государственного арбитража. Если оспорить выводы инспекции не удается, задолженность приходится погашать в полном объеме.

Неспособность выполнить обязательства приводит к банкротству.

Ярким примером такого развития событий является история ЗАО «Ныдинское». Руководство объединения не учло налоговые риски дробления бизнеса. Результатом неудачной оптимизации стал судебный процесс А81-1044/2016. Разбирательство завершилось поражением компании.

Кассация Западно-Сибирского округа подтвердила действительность решения инспекции в основной части (постановление от 26.12.17). Погасить недоимку фирма не смогла.

Впоследствии именно налоговая служба обратилась в арбитраж Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением о банкротстве организации (А81-10004/2018).

Ожидаемыми последствиями нарушения правил дробления бизнеса становятся и уголовные дела. Преследование по ст. 199 УК РФ грозит:

  • непосредственным руководителям организации;
  • главному бухгалтеру;
  • учредителям;
  • иным контролирующим компанию лицам.

Условием возбуждения дела становится уклонение от налогов (сборов) за 3-летний период на сумму 5 миллионов рублей. Доля недоимки должна составить ¼ от совокупных обязательств фирмы перед бюджетом или государственными фондами. Уголовное преследование грозит также в случае достижения общей задолженностью 15 миллионов в отечественной валюте.

Источник: https://newfranchise.ru/baza_znaniy/ooo/droblenie-biznesa-kak-sposob-nalogovoj-optimizatsii

Где грань между незаконным дроблением бизнеса и законным разделением для оптимизации в 2019 году — Финансы на vc.ru

Компанию обвинили в дроблении бизнеса. Как удалось отбиться от ИФНС в суде

Не секрет, что в 2019 году ФНС взяла фокус на формальное дробление бизнеса. Однако до сих пор дробление – одна из самых популярных схем «оптимизации» налогов. Одновременно встречаются примеры выигранных налогоплательщиками процессов с обоснованным разделением бизнеса.

О важных нюансах, которые должны знать собственники и руководители, рассказывает налоговый юрист компании «Правовест Аудит» Наталья Наталюк.

Наталья Наталюк 

Налоговый юрист с 20-летним стажем. Советник налоговой службы РФ II ранга. Эксперт, автор статей и семинаров по налоговому контролю для собственников и руководителей компаний.

Текущая ситуация с дроблением

Во многих странах мира разделение бизнеса на несколько структурных единиц ведение деятельности в группе взаимозависимых компаний остаются в рамках закона и не вызывают вопросов со стороны фискальных органов. Россия идет иным путем.

Часто в разделении бизнеса инспектор видит только формальное дробление с целью экономии на налогах и напрочь не хочет слышать о наличии здравой предпринимательской цели.

Согласно позиции налоговой службы, текущий год проходит под эгидой особого контроля за «дробленцами».

Ровно в канун новогодних праздников появилось Письмо ФНС от 29.12.2018 года № ЕД-4-2/25984, в котором ФНС России поручила инспекциям усилить контроль за налогоплательщиками, искусственно дробящими бизнес.

Классикой жанра в дроблении бизнеса остается стремление группы компаний не применять общую систему налогообложения (ОСНО), в частности, чтобы не платить налог на добавленную стоимость (НДС) и налог на прибыль, используя специальные режимы, например, упрощенную систему налогообложения (УСН).

Типичный пример, когда компания на ОСНО, просчитав все свои «потери» на налогах, приходит к выводу о разделении на несколько небольших компаний, которые смогут применять специальные режимы. Солидная экономия радует собственников бизнеса, оно и понятно.

Со средней выручкой 800 млн. руб. в год при рентабельности 20% приходится платить 32 млн. руб. налога на прибыль и не менее 40 млн. руб. НДС. В общей сложности почти 75 млн. рублей. В то время как налог на упрощенке не превысит 25 млн. руб.

Разница трехкратная!!!

Радость может длиться до визита налогового инспектора. Затем, как показывает практика, начинаются попытки доказать отсутствие получения необоснованной налоговой выгоды.

И при отсутствии деловой цели в разделении бизнеса на разные юридические лица, наличии негативных признаков формального дробления – итог весьма печален.

Многомиллионные доначисления по самым «хлебным» для ФНС налогам (НДС, налог на прибыль), штраф 40% от неуплаченных сумм налогов (поскольку наверняка будет идти речь об умышленной неуплате налогов).

Важно соблюдать требования статьи 54.1 НК РФ, согласно которым, если у сделки налогоплательщика отсутствует деловая цель, то налоговая выгода, полученная по такой сделке, считается необоснованной.

Говоря об искусственном дроблении бизнеса, следует упомянуть, что оно связано не только с незаконным стремлением применять специальные режимы в целях налоговой экономии, но сюда относятся «игры» в группе компаний с незаконным занижением доходов/завышением расходов, незаконным возмещением НДС/налоговыми вычетами.

Преступление и наказание

За незаконное дробление бизнеса с целью ухода от уплаты налогов компания заплатит штраф в двойном размере, а именно 40% от неуплаченной суммы налогов (п.3 ст. 122 НК РФ). Собственникам и руководителям компании вполне может грозить как уголовная, так и субсидиарная ответственность.

Уголовная ответственность. Так, ст.199 УК РФ за неуплату/неполную уплату налогов при выявлении умышленных признаков совершения налогового правонарушения (схемы по фиктивному дроблению) и при доначисленной сумме налогов от 5 млн. руб. предусматривает привлечение к уголовной ответственности. Фигурантом уголовного дела может стать руководитель, финансовый директор, бухгалтер компании.

Уголовная ответственность

Субсидиарная ответственность – персональная ответственность за компанию-должника в случае недостаточности её имущества для расчета со своими кредиторами.

ФНС – практически элитный кредитор, с большими полномочиями и возможностями (если 50% долга компании – это неуплаченные налоги), налоговый орган воспользуется всеми возможными способами для пополнения бюджета за счет контролирующих должника лиц (КДЛ) и вина в банкротстве презюмируется, то есть доказывать, что КДЛ не виновен в совершении действий, которые привели к образованию недоимки, должен он сам.

Источник: https://vc.ru/finance/71297-gde-gran-mezhdu-nezakonnym-drobleniem-biznesa-i-zakonnym-razdeleniem-dlya-optimizacii-v-2019-godu

Дробление бизнеса. Популярные способы и ошибки

Компанию обвинили в дроблении бизнеса. Как удалось отбиться от ИФНС в суде

Схемы дробления бизнеса позволяют платить меньше налогов. Но налоговая экономия не должна быть единственной целью дробления. Налоговики признают ваши действия незаконными, если у вас не будет:

  • убедительной деловой цели хозяйственных операций;
  • надлежаще оформленных документов;
  • доказательств самостоятельности участников сделок.

Далее мы проанализируем ошибки налогоплательщиков. Расскажем, как защититься от доначислений, если компанию обвинили в дроблении бизнеса.

Дробление производственных процессов

Как работает схема. Один из распространенных способов дробления бизнеса — дробление производственных процессов. Налогоплательщики на общем режиме создают компании на УСН.

Первый вариант — вывод всего производства на упрощенцев и внедрение давальческой схемы. Производственная организация на УСН оказывает услуги по переработке сырья. Торговая компания на общей системе выступает в качестве давальца сырья.

За услуги по переработке устанавливается минимальная цена, а давалец реализует произведенную продукцию по рыночным ценам.

Важная особенность данной схемы — производство реально и обособлено от торгового сегмента, но сохраняется взаимозависимость.

Второй вариант — вывод части производственных процессов на спецрежимников. Производство продукции остается в рамках организации на общем режиме, но часть функций выделяется на УСН (субподряд). Таким образом, основная компания экономит на налоге на доходы. Вместо 20 процентов налога бюджет получает 6 процентов.

Ошибки налогоплательщиков. Отсутствует деловая цель выделения производства. Ведь ранее весь производственный процесс и торговую деятельность вела одна организация. Как правило, участники сделок зависимы. При этом организация на УСН выводит прибыль на основную компанию, в том числе путем выдачи беспроцентных займов.

Зачастую контролерам удается доказать, что компании участвуют в едином процессе производства. Переработчик-упрощенец осуществляет деятельность на площадках основной организации. Он производит продукцию при помощи ее основных средств.

Суд не отменит доначисления, если обнаружит, что у компаний единый топ-менеджмент — общий главный бухгалтер и директор. Он обратит внимание на одних и тех же сотрудников в штате. В этом случае происходит перевод сотрудников из одной компании в другую.

В одном из дел суд установил, что активы основной компании использовались в интересах сотрудников переработчика. Лицензии, необходимые для ведения деятельности, есть только у основной компании.

Налогоплательщик не представил все документы по сделкам. Он ограничился лишь пояснениями по деловой цели, но налоговики опровергли их (постановление АС Западно-Сибирского округа от 18.08.

2017 No А03-723/2016).

В другом деле налоговики тоже доказали нереальность сделок. Общество и контрагенты на УСН взаимозависимы, располагаются по одному адресу. Сотрудники, занимающие в компании управленческие должности, в разное время числились в штате контрагентов.

У участников сделок одна бухгалтерская служба, расчетные счета открыты в одном банке. Контрагенты выполняли строительно-монтажные работы с использованием техники компании и на основе ее давальческих материалов (постановление АС Дальневосточного округа от 04.07.

2018 No А59-2443/2017).

Как защититься. Компаниям удается доказать законность схемы. Налоговики пытались вменить схему дробления. Организация на УСН владела производственной площадкой и карьером, а организация на общем режиме арендовала мощности, производила и добывала сырье.

Владелец активов применял УСН. Организация на ОСН имела большой штат сотрудников и лицензии, но у нее не было основных средств для производства. Она арендовала их у упрощенца. Компания на общей системе передала активы в собственность упрощенца.

Как же упрощенец доказал свою правоту в суде? Он указал, что компания создана лишь для получения прибыли от аренды производственных площадок. Допрос учредителя обеих компаний показал, что бухгалтерский учет вел он лично и лишь иногда главный бухгалтер. Контрагент в полном объеме перечислил арендные платежи.

Компания представила переписку, подтверждающую реальность отношений: просьбы снизить или отсрочить арендные платежи в связи с тяжелой финансовой ситуацией. У упрощенца были и другие контрагенты.

Суд сделал вывод, что единого производственного процесса не было, у организаций разные виды деятельности, они самостоятельны в ведении своей деятельности (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 01.08.

2018 No А19-8319/2016).

Дробление сбыта

Как работает схема. Налогоплательщик создает компании на УСН или ЕНВД. Тем покупателям, которым НДС не нужен, товары отгружает спецрежимник. Покупателям, которым нужен входной НДС, товар отгружает компания на общей системе.

Чтобы получить экономию, налогоплательщик создает ИП или ООО на упрощенке. Ключевой признак такой структуры — занижение цены при отгрузке товара упрощенцу. При этом компании никак не обосновывают занижение цен.

Перевод части отгрузок на УСН позволяет уплачивать 6 процентов с выручки или 15 процентов с прибыли вместо налога на прибыль и НДС.

Ошибки налогоплательщиков. Предприниматель создал несколько организаций на УСН. Это пришлось сделать из-за того, что власти ввели запрет на торговлю алкоголем от имени ИП.

Налоговики доказали, что ИП намеренно зарегистрировал именно несколько упрощенцев. Они указали на взаимозависимость. После достижения лимита по выручке организации прекращали отгружать товар.

Фискалы доказали, что ИП контролировал деятельность упрощенцев. У них были единый адрес, единый кадровый состав, компании использовали один и тот же транспорт. ИП безвозмездно передал им здания в пользование (постановление АС Северо-Западного округа от 16.10.2017 No А42-6484/2016).

Источник: https://konsultant12.ru/news/Droblenie_biznesa/

Нестандартные ситуации, когда удалось отбиться от обвинений в связях с однодневками

Компанию обвинили в дроблении бизнеса. Как удалось отбиться от ИФНС в суде

После выхода постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53 и по сей день не утихают споры с проверяющими о необоснованной налоговой выгоде. Стараясь доказать свою правоту, инспекторы подробно изучают деятельность контрагентов. И если находят хоть один сомнительный признак, то обвиняют стороны в преднамеренном уходе от налогов.

Как показывает сложившаяся практика, в суде контролеры приводят обычный набор аргументов. Мол, партнер не платит налоги, не находится по месту государственной регистрации, не начисляет зарплату своим сотрудникам, у него нет собственных специалистов или достаточной материальной базы и т.п. Но все чаще стали встречаться и необычные претензии.

Одного из контрагентов исключили из ЕГРЮЛ задним числом

Юлия Петухова,
партнер консалтинговой компании «Консорс»

Не так давно я защищала интересы компании, которая вела для собственных нужд строительство объекта недвижимости с привлечением подрядчиков. При заключении договоров общество запрашивало у контрагентов учредительные документы, выписки из ЕГРЮЛ, решения о назначении руководителя.

В частности, в выписке одного из партнеров было указано, что по состоянию на 10 марта 2009 года он является действующим юрлицом. С ним был заключен договор.Но по результатам камеральной проверки налоговики отказали в праве на вычет НДС по этому контрагенту. Причина была в том, что якобы подрядчик прекратил свое существование задолго до заключения договора.

А именно 8 сентября 2008 года он был исключен из государственного реестра как недействующее юридическое лицо.

Естественно, налогоплательщик с этим не согласился. Выписка, на которую ссылались контролеры, была единственным их доказательством. В противовес мы привели следующие доказательства. Реальность проведенных работ инспекция не оспаривает. Компания-контрагент сдавала отчетность за 2008–2009 годы в общем порядке.

Ее директор подтверждает выполнение работ и ничего не знает о прекращении деятельности ООО. Выписка из реестра от 10.03.09, которая была передана налогоплательщику, заверена «живой» печатью ИФНС.

 Более того, 23 марта 2009 года в ответ на жалобу контрагента налоговое управление по этому региону подтвердило, что запись об исключении ООО из реестра является ошибочной.

Получается, что исключение из государственного реестра было произведено задним числом. Однако это не помешало налоговикам настаивать на своей правоте, и дело дошло до суда. Он принял решение в нашу пользу (решение Арбитражного суда г. Москвы от 21.05.10 № А40-20512/10-107-106).

Как оказалось, организация конкурса не дает гарантированной защиты от претензий налоговиков

Ольга Котикова,
юрист юридической фирмы «Частное право»

В апреле 2005 года компания, которая в дальнейшем обратилась к нам за защитой, объявила конкурс на выполнение работ по ремонту кровли жилых домов. Опубликовала объявление об этом в газете. В нем помимо прочего было указано, что в конкурсный пакет должны входить документы, подтверждающие деловую репутацию и устойчивое финансовое положение претендента. По итогам торгов выбрали подрядчика.

 Однако, когда впоследствии налоговики проверили это общество, выяснилось, что оно обладало классическими признаками однодневки. Плюс при опросе жильцы показали, что ремонтные работы проводились не российской организацией, а силами граждан государств ближнего зарубежья. В итоге налоговики отказали в вычетах по НДС и в признании расходов по налогу на прибыль.

Инспекторы, помимо стандартного набора претензий, выдвинули неожиданный аргумент. Якобы фиктивность конкурса доказывает тот факт, что будущий подрядчик на момент его проведения представил документы, которые еще не должны были у него существовать.

В частности, заседание конкурсной комиссии проходило 20 сентября 2005 года, но на нем рассматривалась бухгалтерская отчетность за 9 месяцев по состоянию на 30 сентября 2005 года. Причем без отметок инспекции. Кроме того, в этих бумагах были указаны лишь незначительные активы, которые вряд ли свидетельствовали об устойчивом положении претендента: основные средства – 10 тыс.

рублей, материальные запасы – 42 тыс. рублей, денежные средства – 104 тыс. рублей, данные о численности персонала отсутствуют.

На самом деле это было не так. В конкурсном объявлении не было условия для претендентов представлять отчетность только с отметкой налогового органа.

Поэтому бухгалтерский баланс и отчет о прибылях и убытках, представленные конкурсантом, были промежуточными. А в налоговую инспекцию была подана окончательная отчетность, датированная 25 октября 2005 года.

Суду мы представили ее копию, и претензия была снята.

Что касается иных аргументов контролеров, то суду были переданы документы, подтверждающие, что налогоплательщик проявил осмотрительность.

В частности, копии устава контрагента, свидетельств о государственной регистрации и о постановке на учет в налоговом органе, также лицензии на строительство.

В итоге только суд кассационной инстанции подтвердил нашу правоту (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14.07.10 № А41-31012/09).

Номинальный директор контрагента при наличии паспорта не может считаться неустановленным лицом

Инесса Силюк,
налоговый юрист ООО «Кузьминых, Евсеев и партнеры»

Общество, которое мы защищали в суде, обвинили в связях с однодневками. Среди прочих претензий проверяющие заявили, что организация не проверила полномочия руководителей другой стороны.

Тем более что в ходе допроса эти руководители отрицали подписание каких-либо документов от своего имени, а также свою причастность к деятельности юрлиц, где они числились директорами.

Мол, паспорта были в свое время утеряны, поэтому мошенники могли воспользоваться ими для создания ООО. Доначисления составили порядка 15 млн рублей.

 Однако в суде выяснилось, что на момент государственной регистрации компаний-контрагентов, а также открытия ими счетов в банке все паспорта допрошенных лиц не были ни потеряны, ни похищены. И создание этих юрлиц просто физически не могло пройти без их непосредственного участия.

Плюс указанные руководители могли быть заинтересованы в даче сведений, которые противоречат действительности. А слова о том, что они не имели никаких отношений с компаниями, ничем не подтверждались.

Поэтому отказные показания руководителей еще не являются достаточным доказательством подписания «первички» неустановленными лицами.

Что касается стандартных претензий, то ключевая из них заключалась в том, что контрагенты не сдавали отчетность и не находились по адресу государственой регистрации.

Но суд указал, что уличающие обстоятельства должны иметь место не в момент проведения выездной проверки, а в момент осуществления налогоплательщиком спорных хозяйственных операций.

Этого доказано не было, поэтому довод инспекции не имеет правового значения для разрешения спора. Иначе бы нарушался принцип относимости доказательств.

Кроме того, суду были предоставлены распечатки с сайта ФНС России, которые подтверждали, что сомнительные поставщики были зарегистрированы в ЕГРЮЛ как действующие юрлица.

Это свидетельствовало о проявлении обществом должной осмотрительности.

Поскольку фиктивность отношений между сторонами не была доказана, то Арбитражный суд Московской области встал на сторону налогоплательщика (решение от 23.09.10 № А41-15278/2010).

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/2199-nestandartnye-situatsii-kogda-udalos-otbitsya-otobvineniy-vsvyazyah-sodnodnevkami

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.