+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Комментарий ФНС РФ к новой ст. 54.1 НК РФ о необоснованной налоговой выгоде

к статье 54.1 НК | Налоговые адвокаты

Комментарий ФНС РФ к новой ст. 54.1 НК РФ о необоснованной налоговой выгоде

Суть статьи: это статья о том, при каких условиях налогоплательщик может уменьшить сумму налога или вернуть НДС из бюджета.

Название статьи: «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

Начинает действовать с 19 августа 2017 года.

Статья небольшая. Умещается на одну страницу Ворда. Приступим.

П.1 ст. 54.1 НК: «Не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений:

  • о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов);
  • об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете;
  • налоговой отчетности налогоплательщика».

И сразу появляются вопросы: что такое «искажение сведений о фактах и объектах»? Опять размытое понятие, которое ФНС будет толковать так, как ей это выгодно.

Статья 81 НК РФ допускает, что налогоплательщик может совершит неумышленную ошибку при подаче декларации. Но если трактовать п.1 ст. 54.1 НК буквально, то ФНС сможет отказать в уменьшении налога из-за любой ошибки.

Это отметил и Совет Федерации в заключении по рассматриваемой статье.

Чтобы знать, как этот пункт будет работать, надо дождаться судебной практики, но момент в любом случае опасный и неприятный.

При каких условиях можно уменьшить налог?

Об этом сказано в п.2 статьи 54.1:

«При отсутствии обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи [то есть, если нет «искажений сведений о фактах и объектах»], по имевшим место сделкам (операциям) налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй настоящего Кодекса при соблюдении одновременно следующих условий:

1) основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;

2) обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону».

Первый подпункт говорит о том, что уменьшение налога или возврат НДС из бюджета не должно быть единственной целью сделки. Сделка должна иметь экономическую цель. В противном случае появляется необоснованная налоговая выгода.

Второй подпункт — это та самая реальность операций (посмотрите здесь и здесь). Неважно, подрядчик выполняет работу или оказывает услугу, или он привлёк субподрядчика — главное, чтобы работа или услуга существовали в реальности, а не только на бумагах.

Иными словами, чтобы уменьшить сумму налога и/или вернуть НДС из бюджета, надо, чтобы выполнялись одновременно 2 условия:

  • сделка имеет экономическую цель;
  • сделка исполнена в реальности.

По большому счёту, ничего нового.

Что-нибудь однозначно хорошее для налогоплательщика в законе есть?

Есть.

П.3 ст. 54.1:

«…подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах, наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций) не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным».

Иными словами, если:

  • первичные документы подписаны неизвестно кем;
  • контрагент нарушает законодательство о налогах и сборах;
  • налогоплательщик мог получить тот же результат, совершая другие сделки или операции;

то это не значит само по себе, что ФНС должна отказать в возврате НДС или считать уменьшение налога незаконным.

В свою очередь мы обращаем внимание на то, что данные нарушения не могут быть единственными (самостоятельными) для признания действий налогоплательщика неправомерными. Но в совокупности, по нашему мнению, эти доводы будут приводиться налоговыми органами в качестве обоснования действий компаний незаконными.

В любом случае, это лучшее, что есть в новой статье. Судебная практика давно «прощала» подписание первички неустановленными лицами, но закрепление этого в законе приятно.

В этом пункте закон последовал за судебной практикой, то есть закрепил то, что уже выработала судебная практика.

Изменения в статье 82 НК РФ

Закон №163-ФЗ не только создал ст. 54.1 НК, но и внёс новый пункт в ст. 82:

«Доказывание обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 статьи 54.1 настоящего Кодекса, и (или) факта несоблюдения условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 54.1 настоящего Кодекса, производится налоговым органом при проведении мероприятий налогового контроля в соответствии с разделами V, V.1, V.2 настоящего Кодекса».

По сути, в этом тоже нет ничего нового: продублирован принцип добросовестности налогоплательщика (п.7 ст.3 НК) и (п.6 ст.108 НК). Хотя в судах презумпция невиновности налогоплательщика не работает.

Выводы относительно статье 54.1 НК РФ

В целом, «правила игры» не изменились: новая статья продублировала уже сложившуюся практику: должна быть экономическая цель операций, операции должны быть реальными, подписание первички непонятно кем не «смертельно», доказывать нарушения должна ФНС. Поэтому держим «ушки на макушке», как и прежде.

Закон оставляет налоговой огромное пространство для маневра. В п.1 ст. 54.1 есть фраза об «искажениях сведений о фактах, объектах и отчётности». Эту фразу можно трактовать как угодно широко, объявляя искажением любую ошибку. Мы не сомневаемся, что ФНС воспользуется возможностью манёвра.

Закон закрепил положительные для налогоплательщика моменты.

Необходимость доказывать должную осмотрительность и реальность операций никуда не исчезла. Не исчезли и риски, связанные с доначислениями за отсутствие осмотрительности (14 млн в среднем по РФ за 2016 год, 41 млн по Москве).

Поэтому дальновидные руководители и собственники бизнеса уже сейчас должны обратиться к налоговому специалисту, который проанализирует их бизнес и минимизирует риск доначислений. Обращение к налоговому адвокату сегодня — это сохранение десятков миллионов рублей завтра.

И не забывайте подписываться на нашу рассылку. Это 1-2 письма в неделю о важном в области налогов.

Источник: https://nalog-advocat.ru/novaya_statya_54_1/

О неконституционности подпункта 2 пункта 2 статьи 54.1 нк рф

Комментарий ФНС РФ к новой ст. 54.1 НК РФ о необоснованной налоговой выгоде

По большому счету ст. 54.1 НК РФ не содержит новых правил.

Так, запрет учитывать нереальные сделки давно существует в законодательстве о бухгалтерском учете, а требование о наличии деловой цели сделок установлено в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ № 53).

И даже послабления налогоплательщику, предусмотренные п. 3 ст. 54.1 НК РФ, не выглядят революционно. КС РФ неоднократно указывал, что нормы налоговых законов о формировании налоговой базы — в том числе о праве на налоговые вычеты — нельзя толковать формально, без учета фактических обстоятельств.

Статья выглядит как компромисс между требованием, с одной стороны, бизнеса не относиться к доказательствам налогового органа формально (почерковедческая экспертиза, свидетельские показания) и, с другой стороны, государства к налогоплательщикам обелить бизнес.

Именно на решение задачи борьбы с теневой экономикой нацелен подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ.

Норма устанавливает необходимое условие, позволяющее налогоплательщику уменьшить налоговую базу (сумму налога) согласно правилам соответствующей главы части второй НК РФ: обязательство по сделке (операции) должно быть исполнено лицом, которое является стороной договора с налогоплательщиком или которому обязательство по сделке передано договором или законом.

Отметим, что законодатель для целей реализации универсальных прав по формированию налоговой базы участника гражданского оборота прибег только к одному возможному случаю исполнения гражданско-правового обязательства контрагентом (которое согласно ч. 2 ст. 307 ГК РФ может возникнуть из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе) и третьим лицом (ст. 313 ГК РФ).

Новая норма ничего не говорит о хозяйственных операциях, совершенных без договора, действиях в чужом интересе, субподряде и иных сделках, где обязательства не передаются, а возникают вновь. Передача обязательств по договору установлена лишь гл.

 24 «Перемена лиц в обязательстве» ГК РФ, которая охватывает только небольшую часть сделок (операций). Вероятно, это недостаток юридической техники, который можно было бы восполнить в правоприменительной практике, но за год применения ст. 54.

1 НК РФ арбитражные суды не высказывались об этом пробеле.

ФНС России разъяснила3, что новая статья не является кодификацией правил, установленных Постановлением Пленума ВАС РФ № 53, и не нарушает прав налогоплательщика, поскольку:

  • не наделяет налоговые органы дополнительными полномочиями по сбору доказательств правонарушения;
  • сохраняет презумпцию добросовестности налогоплательщика.

Служба отметила, что сделка, исполненная так называемым недолжным лицом, то есть не указанным в первичных документах, влечет отказ налогоплательщику в праве на налоговый учет расходов и вычетов по ней. При этом налоговый орган не определяет расчетным путем объем прав и обязанностей налогоплательщика, допустившего искажение действительного экономического смысла финансово-хозяйственной операции4.

На практике доказывание нарушения п. 2 ст. 54.1 НК РФ происходит стандартным способом: налоговый орган собирает доказательства, которые порочат саму возможность исполнить спорный договор контрагентом налогоплательщика.

Так, бухгалтерская и налоговая отчетность контрагента подтвердит отсутствие у него необходимого персонала и основных средств, уплату налогов «в минимальном размере»; ответ из ГИБДД — отсутствие автотранспорта; банковская выписка движения денежных средств по счетам — отсутствие платежей, характерных, по мнению налоговой инспекции, для данного вида бизнеса; закрытая информация из базы федерального информационного ресурса ФНС России — наличие у контрагента признаков фирмы-однодневки (массовый учредитель, массовый руководитель-«отказник»). Если проверяющие получат свидетельские показания лиц, которые отрицают или не помнят спорных хозяйственных операций (водителя, кладовщика, прораба и т. д.), этого будет достаточно для вывода о нарушении налогоплательщиком требований подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ.

Арбитражные суды заключают, что новая норма:

  • не улучшает прав налогоплательщика5;
  • обязывает его проверять наличие у контрагента ресурсов для фактического исполнения договора6;
  • нагружает его бременем документального доказывания «должного исполнителя”7.

Такие судебные ориентиры заставляют налогоплательщика задуматься о тех доказательствах, которые позволят ему застраховать налоговые риски и задокументировать «должного исполнителя» договора. Трудность в том, что зачастую задача установления «должного исполнителя», который устроит проверяющих, не имеет решения.

Рассмотрим две ситуации, когда налогоплательщик может не знать «должного исполнителя».

Контрагент скрывает реального исполнителя от заказчика. Такая ситуация обычна и законна в сделках субподряда, субпоставки, перепродажи товара (работ, услуг) и других, где исполнитель по договору с заказчиком вправе нанять субисполнителя. При этом Гражданский кодекс РФ не требует от исполнителя раскрывать заказчику своих субисполнителей (например, ст. 706 ГК РФ).

Более того, право исполнителя сохранять в тайне от заказчика информацию о своих контрагентах (субисполнителях) защищено Федеральным законом от 29.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне».

В статье 3 этого Закона раскрываются понятия коммерческой тайны и информации, составляющей коммерческую тайну.

Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, уголовно наказуемы (ст. 183 УК РФ).

Очевидно, что сведения о субисполнителе по договору с заказчиком обладают для исполнителя признаками информации, составляющей для него коммерческую тайну: если она будет заранее известна заказчику, то исполнитель может лишиться своего дохода, поскольку субисполнитель в договоре с заказчиком займет его, исполнителя, место.

Контрагент ликвидирован (не обнаружен) к моменту проведения налоговой проверки.

В период исполнения договора никаких вопросов по объему, срокам и качеству его исполнения у налогоплательщика не возникало, личность «фактического исполнителя» договорных обязательств заказчика (покупателя) не интересовала: по договору ответственность за его надлежащее исполнение несет только контрагент. Через три года после исполнения в ходе налоговой проверки у инспекции, собравшей нужные доказательства, возникла претензия к налогоплательщику о «недолжном исполнителе».

В такой ситуации у проверяющих нет желания, а у проверяемого возможности отследить договорные связи контрагента. Инспекция не вправе произвести выемку документов у ликвидированной (пропавшей) организации. Налогоплательщику постфактум затруднительно определить лицо, нанятое контрагентом для исполнения договорных обязательств.

В такой правовой ситуации вышестоящий налоговый орган, а вслед за ним и суд, скорее всего, будут упрекать налогоплательщика в том, что он, зная о норме подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ, не озаботился исполнением требований закона и не обеспечил документальную подтвержденность информации о «должном исполнителе».

Гражданско-правовые методы страхования налогового риска

Эксперты предлагают налогоплательщику воспользоваться институтом заверения об обстоятельствах (ст. 431.2 ГК РФ) и институтом возмещения потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств (ст. 406.1 ГК РФ): закрепить в договоре гарантию контрагента о достоверном раскрытии им информации о фактических исполнителях, подкрепив ее договорной ответственностью.

Иногда такие оговорки действительно могут быть полезными для налогоплательщика, как, например, в деле ООО «Торговый дом „Риф“» (№ А53-22858/2016)8.

Однако такой метод избежания налоговых рисков имеет ограничения. Необходимо:

  • согласие контрагента на раскрытие его коммерческой информации, притом что не все согласятся раскрывать свою коммерческую тайну о субисполнителях;
  • наличие у контрагента право-, дее-, деликто- и платежеспособности на момент проверки налогоплательщика, притом что не всегда контрагент ее сохраняет до налогового спора;
  • решение арбитражного суда о том, что такой способ защиты налоговых рисков правомерен, притом что не все суды с этим соглашаются.

Например, в деле АО «ММУ Центроэлектромонтаж» (№ А40-242243/2016) судьи не согласились с налогоплательщиком в такой же правовой ситуации9. Аргументы для отказа в иске с аналогичными требованиями налогоплательщика к недобросовестному контрагенту были следующими:

  • обязательства уплаты налогов не признаются убытками Общества;
  • истец не доказал, в чем именно ответчик нарушил свои договорные обязательства; решение налогового органа таким доказательством не является, из него только следует, что правонарушение совершено в связи с отсутствием должной осмотрительности у истца;
  • возможная неуплата НДС ответчиком не означает его неосновательного обогащения перед истцом;
  • нет прямой причинной связи между убытками Общества и действиями (бездействием) контрагента.

По мнению суда, надлежащим ответчиком по такому иску мог бы стать единоличный исполнительный орган самого Общества10. Другими словами, судьи увидели причину налоговых правонарушений организации в действиях ее руководителя. Очевидно, что гражданско-правовой способ защиты от публичного налогового риска в данном случае оказался неэффективным.

Что касается рекомендации проверять наличие у контрагента ресурсов для фактического исполнения договора, то она оторвана от жизни и не основана ни на гражданском законодательстве, ни на обычаях делового оборота.

По меньшей мере странно после сделки, когда договорные обязательства фактически выполнены в точном соответствии с договором, упрекать налогоплательщика в том, что он нетщательно проверил дееспособность контрагента: сам факт исполнения говорит о том, что коммерческий риск был оправданным.

Обычная бизнес-практика не требует проверки наличия товара на складе продавца, поскольку товар может быть продан со склада третьего лица, с которым у продавца будут соответствующие правоотношения.

Даже победитель тендера в сфере госзаказа не всегда проверяется организатором на предмет наличия у него необходимых ресурсов.

Часто договоры с субподрядчиками заключаются уже после победы в конкурсе и заключения госконтракта.

Исходя из сказанного, подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ не имеет позитивного содержания, а, напротив, только вносит неясность в налоговые правоотношения и способствует не формированию, а разрушению права. Иначе говоря, является неправовой нормой закона.

Почему новая норма НК РФ неконституционна?

В своем недавнем решении КС РФ11 косвенно признал, что положения ст. 54.1 НК РФ не улучшают прав налогоплательщика, в связи с чем не имеют обратной силы.

Суд указал, что установленное законодателем регулирование согласуется с общим принципом действия закона во времени и по кругу лиц в том виде, как это вытекает из ст. 54 и 57 Конституции РФ, а также из положений ст.

5 «Действие актов законодательства о налогах и сборах во времени» НК РФ (см. врезку).

Статья 34 Конституции РФ гарантирует свободу предпринимательской деятельности. Способы осуществления этой деятельности определены в ГК РФ, который не запрещает сделки, прямо не предусмотренные Кодексом.

Пункт 3 ст. 3 НК РФ запрещает налоги и сборы, препятствующие реализации гражданами конституционных прав.

Статья 57 Конституции РФ гарантирует право налогоплательщика уплачивать в бюджет только налог, установленный в законе.

Лишая налогоплательщика права учитывать затраты и вычеты для целей исчисления налоговой базы, налоговая норма обязывает его уплачивать налоги, не предусмотренные НК РФ: «налог на выручку» (не на прибыль) и «налог на стоимость» (не на добавленную стоимость).

ФНС России, запрещая применение налоговыми органами расчетного способа исчисления налога, установленного подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, дополнительно подчеркивает, что у этих «налогов» нет экономического основания, предусмотренного настоящим Кодексом (нарушение п. 3 ст.

3 НК РФ).

Эту норму в ее официальном толковании ФНС России и применении арбитражными судами нельзя признать способом борьбы с налоговыми злоупотреблениями.

В описанных ситуациях налогоплательщик не совершил предосудительных или противоправных действий, не выступил бенефициаром налогового мошенничества, а стал «заложником» поведения своего контрагента.

Скорее анализируемая норма служит неосновательному обогащению бюджета, лишению имущества у добросовестных налогоплательщиков и фоном для коррупционных действий проверяющих.

В Постановлении КС РФ от 14.07.2003 № 12-П выражена правовая позиция о том, что нормы налогового законодательства должны быть гармонизированы с диспозитивными нормами гражданского законодательства.

На примере товаросопроводительных документов, которые оформляются участниками внешнеэкономической деятельности по правилам, закрепленным национальным гражданским законодательством и обычаями делового оборота, КС РФ установил неконституционность налоговой нормы, неправомерно ограничивающей права налогоплательщика: требование оформлять сделку определенным образом исключительно в налоговых целях было признано Судом неразумным, чрезмерным и необоснованным.

В рассматриваемом нами случае по сути та же правовая ситуация: обязанность налогоплательщика по исчислению налоговой базы в соответствии с частью второй НК РФ ограничивается определенными видами возникновения обязательств (из договора или из передачи обязательства путем замены лица в нем), права налогоплательщика увязываются с волевыми действиями контрагента, понуждают последнего раскрыть сведения, составляющие для него коммерческую тайну. Соблюдение формальных требований спорной налоговой нормы влечет нарушение конституционных прав налогоплательщика и объективное вменение налоговой ответственности.

Подпункт 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ ждет своей конституционно-правовой оценки с учетом практики его применения судами в отношении конкретного заявителя жалобы в КС РФ.

Рассматривая такую жалобу, судьи должны учесть напутствие академика В. С.

Нерсесянца, данное им еще до создания органа конституционного контроля России: «Правовые пробелы предпочтительней антиправовой беспробельности… Официальной фиксации этих правовых пробелов не следует опасаться хотя бы уже потому, что они и так фактически имеют место везде там, где место права занято действующими неправовыми нормами. При неизбежном временном отсутствии соответствующих конкретных правовых норм будут (и должны) действовать (при надлежащем правовом толковании) более общие правовые нормы законов и Конституции, сами правовые принципы»12.

Источник: https://e.nalogoved.ru/685568

Налоговые схемы: ФНС утвердила новые правила борьбы с недобросовестными налогоплательщиками

Комментарий ФНС РФ к новой ст. 54.1 НК РФ о необоснованной налоговой выгоде

БУХУЧЕТТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯСТРАХОВЫЕ ВЗНОСЫНДСНДФЛПРОВЕРКИ И САНКЦИИ

  • Новости
  • Проверки и санкции

Налоговые схемы: ФНС утвердила новые правила борьбы с недобросовестными налогоплательщиками 20 ноября 2017 Елена Маврицкая Ведущий эксперт, главбух с 10-летним стажем

Борьба с налоговыми схемами перешла на новый уровень.

Больше одиннадцати лет инспекторы руководствовались постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53. А в августе этого года в Налоговом кодексе появилась статья 54.1 НК РФ, посвященная умышленному занижению налоговой базы. Федеральная налоговая служба в письме от 31.10.

17 № ЕД-4-9/22123@ разъяснила, как теперь должны действовать проверяющие, чтобы выявить и доказать недобросовестность налогоплательщика.

На протяжении многих лет налоговики методично борются с так называемыми налоговыми схемами. Инспекторы выявляют сделки, которые, по их мнению, совершены с целью сокрытия налогов, и принимают меры. В частности, аннулируют расходы и вычеты НДС, предъявленные участниками таких сделок.

До 19 августа этого года действия налоговиков по борьбе со схемами не были регламентированы Налоговым кодексом. Сотрудники ИФНС руководствовались критериями, изложенными в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53 (далее — Постановление № 53). Этот документ ввел понятие необоснованной налоговой выгоды и описал признаки, которые могут на нее указывать.

Также в Постановлении № 53 упоминается должная осмотрительность, которую необходимо проявлять при выборе контрагента. Отсутствие должной осмотрительности объявлено поводом для того, чтобы признать налоговую выгоду необоснованной (подробнее см.

«Как налогоплательщики доказывают в суде реальность своих расходов и вычетов по НДС с помощью сервиса для проверки контрагентов»).

Бесплатно проверить контрагента на признаки фирмы‑однодневки

Начиная с 19 августа 2017 года, действует статья 54.1 НК РФ, которая называется «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога сбора, страховых взносов» (введена Федеральным законом от 18.07.

17 № 163-ФЗ). Эта статья посвящена вопросам законного и незаконного признания расходов и предъявления вычетов. В ней определены конкретные действия налогоплательщика, которые расцениваются как злоупотребление своими правами.

В письме от 31.10.17 № ЕД-4-9/22123@ представители ФНС России разъяснили: статья 54.1 НК РФ не упорядочивает правила, сформулированные в Постановлении № 53. Данная статья представляет собой новый подход к проблеме злоупотребления со стороны налогоплательщиков. При этом новый подход сформирован с учетом сложившейся судебной практики.

Кроме того, в указанном письме говорится, что после вступления в силу статьи 54.1 НК РФ налоговики при проверках больше не должны руководствоваться Постановлением № 53.

Это значит, что ревизоры не вправе использовать отраженные в этом документе понятия, например, «необоснованная налоговая выгода» и «должная осмотрительность». Данный запрет распространяется на выездные проверки, решение о назначении которых принято 19 августа и позднее.

Под запрет подпадают и «камералки», которые проводятся по декларациям, сданным 19 августа и позднее.

Бесплатно определить вероятность выездной налоговой проверки

Какие принципы проведения налоговых проверок сохранятся

Есть ряд принципов, которых налоговики должны были придерживаться прежде, и которые им придется соблюдать после появления статьи 54.1 НК РФ.

Во-первых, это презумпция добросовестности налогоплательщика. Она предполагает, что пока не доказано обратное, действия налогоплательщика считаются экономически оправданными, а сведения, отраженные им в декларациях и бухгалтерской отчетности — достоверными.

Данный принцип, закрепленный в пункте 4 Постановления № 53, продолжает действовать. Об этом сказано в письме ФНС России № ЕД-4-9/22123@. Во-вторых, полномочия налоговых органов по сбору доказательственной базы остались в прежних рамках.

Как и раньше, инспекторы могут проводить мероприятия в соответствии с разделами V, V-1 и V-2 Налогового кодекса. Никаких дополнительных возможностей им не предоставили.

В-третьих, очень важный момент «перекочевал» из Постановления № 53 в статью 54.1 НК РФ.

Это утверждение о том, что возможность достижения того же результата путем заключения других законных сделок сама по себе не свидетельствует о необоснованной налоговой выгоде.

Точно такое же утверждение сделано и в отношении ситуации, когда контрагент налогоплательщика не исполнил своих налоговых обязательств. Данный факт не является самостоятельным основанием для аннулирования расходов и вычетов.

Критерии искажения налоговой отчетности

В пункте 1 статьи 54.1 НК РФ говорится, в каких случаях запрещено уменьшать облагаемую базу и сумму налогов к уплате. Так, уменьшение невозможно, если оно является результатом искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и объектах налогообложения.

Авторы письма № ЕД-4-9/22123@ разъяснили, что применять указанную норму можно, только если сведения были искажены умышленно. То есть когда налогоплательщик сознательно отразил в учете неверную информацию, применил неправильную налоговую ставку, льготу или выбрал не тот налоговый режим.

То же относится и к налоговым агентам, сознательно манипулирующим статусом налогоплательщика либо налогового агента и не удерживающим положенные суммы НДФЛ или НДС.

Наличие умысла в налоговом правонарушении должно быть отражено в актах и решениях по результатам проверок. Чтобы зафиксировать умышленное внесение недостоверных сведений в налоговую декларацию, налоговикам недостаточно просто перечислить все сделки, позволившие получить налоговую выгоду.

Ревизоры обязаны назвать конкретные действия налогоплательщика и доказать, что они совершены намеренно. В противном случае нужно признать не искажение сведений, а методологическую ошибку, а она не дает права на применение пункта 1 статьи 54.1 НК РФ. Подробнее о том, как доказывается умысел на совершение преступления см.

«Налоговые преступления: за что «сажают» бухгалтеров».

Примеры искажения отчетности и признаки налоговых схем

В письме № ЕД-4-9/22123@ приведены примеры искажений, подпадающих под пункт 1 статьи 54.1 НК РФ. Это дробление бизнеса, направленное на незаконное использование специальных налоговых режимов.

Также это искусственное создание условий, позволяющих применять пониженные налоговые ставки, льготы и освобождение от уплаты налога. Сюда же относятся схемы, нацеленные на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения.

Наконец, это не осуществленные в действительности операции, которые были «совершены» лишь на бумаге.

Кроме того, из письма следует, что об умышленных действиях и о наличии налоговой схемы могут говорить факты юридической, экономической или иной подконтрольности участников сделки.

Речь идет о ситуациях, когда проверяемый налогоплательщик или его должностное лицо имели возможность влиять на условия и результаты деятельности, манипулировать сроками или порядком проведения расчетов (см.

также «Налоговые риски: можно ли заключать сделки между «своими» фирмами и ИП»).

Однако даже если участники схемы не были подконтрольны, они могли действовать согласованно, предопределяя движение денежных и товарных потоков и совершая другие запланированные организатором операции.

Чтобы доказать умысел и вывести соучастников схемы на чистую воду, инспекторам надлежит разобраться, чьи интересы они преследовали. Тот, кто получил налоговую выгоду, и есть главный нарушитель закона.

При каких условиях можно принять расходы и вычеты

Согласно пункту 2 статьи 54.1 НК РФ, налогоплательщикам, не искажавшим сведений о своей хозяйственной деятельности и об объектах налогообложения, разрешено уменьшать облагаемую базу и сумму налога к уплате. Но не всегда, а при одновременном соблюдении двух условий.

Первое условие — основной целью сделки или операции не является неуплата, зачет или возврат налога.

Второе условие — обязательство по сделке исполнено лицом, которое является стороной договора или лицом, которому данное обязательство перешло по закону.

Специалисты ФНС России в письме от ЕД-4-9/22123@ подробно разобрали каждое из двух условий.

Цель сделки

Для соблюдения первого условия необходимо, чтобы сделка преследовала разумную деловую цель, а не налоговую экономию. На отсутствие деловой цели указывает бизнес-решение, не свойственное предпринимательскому обороту.

В качестве примера авторы комментируемого письма привели присоединение убыточной компании, не владеющей активами.

Такая операция заведомо совершена не в интересах присоединяющей стороны, поэтому ее цель, скорее всего, не является деловой.

Бесплатно сдать электронную отчетность за вновь созданную или реорганизованную компанию

Однако в письме есть предостережение: сотрудники ИФНС не должны настаивать на том, чтобы налогоплательщик избрал тот или иной вариант построения хозяйственных операций. Главное, чтобы выбранный вариант не был искусственным.

Лицо, исполнившее обязательство по сделке

Чтобы аннулировать расходы и вычеты покупателя, инспекторам нужно доказать, что поставщиком является не тот, кто указан в первичных документах, а иное лицо, например, сам покупатель.

Для этого проверяющие должны провести осмотр территории, сопоставить объем товара с размерами склада, опросить должностных лиц налогоплательщика, его покупателей, поставщиков и проч. Плюс к этому налоговикам следует взять у сторон сделки образцы почерка и назначить почерковедческую экспертизу.

Подозрительными являются такие факты, как использование поставщиком и покупателем одного IP-адреса и хранение печатей и документов продавца в офисе покупателя.

Вероятно, эти обстоятельства свидетельствуют об обналичивании средств, то есть о схеме, когда деньги переводятся фиктивному поставщику, а потом нелегально возвращаются покупателю. Очевидно, что подобные операции не дают права на вычеты и расходы.

При этом налоговики обязаны учитывать пункт 3 статьи 54.1 НК РФ. В нем говорится, что подписание первичных документов неустановленным или неуполномоченным лицом не может служить самостоятельным основанием для отмены вычетов и расходов.

Проверить адрес на «массовость» в «Контур.Фокусе» Обсудить на форуме В закладкиРаспечатать 51 516 Обсудить на форуме В закладкиРаспечатать 51 516

Источник: https://www.Buhonline.ru/pub/comments/2017/11/12898

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.