+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Как компании защититься от обвинений в связях с фирмой-однодневкой

Содержание

Как доказать свою добросовестность, если ИФНС посчитала контрагента однодневкой | Контур.НДС+

Как компании защититься от обвинений в связях с фирмой-однодневкой

Что делать, если налоговая инспекция подозревает вашего контрагента в недобросовестности? Например, его могут посчитать однодневкой из-за отсутствия активов и персонала, регистрации по массовому адресу и транзита денежных средств через его счета. Сделки, которые компания проводила с таким контрагентом, могут посчитать нереальными, а ее саму обвинить в получении необоснованной налоговой выгоды. Результатом станут доначисления, пени и штрафы.

Если это произошло, и ваш бизнес пострадал из-за ненадежного контрагента, есть возможность отстоять свою правоту в суде. В этой статье рассмотрим, с помощью каких доводов и документов налогоплательщикам в последнее время удавалось убедить суд в том, что сделки с подозрительными партнерами носили реальный характер.

Больше документов, хороших и разных

Когда речь идет о реальности сделки и добросовестности контрагента, целесообразно представить суду как можно больше различных документов, подтверждающих это.

В ход могут пойти счета-фактуры, договоры и прочие документы, подтверждающие взаимоотношения спорного контрагента с его другими партнерами по бизнесу.

Именно такой подход выбрала компания из Северо-Кавказского ФО, пытаясь доказать, что сделка на самом деле была проведена. Помимо обычных документов, которые подтверждали отношения между ним и ненадежным (по мнению ИФНС) контрагентом — договоров, счетов-фактур, товарных накладных — в суд были представлены бумаги, подтверждающие перевозку товара:

  • счет на оплату услуг перевозчика;
  • акт оказанных услуг;
  • счет-фактура;
  • распечатки из 1С рекламации по поводу брака;
  • фотографии бракованного товара и другое.

В данном случае суд также  расценил, что компания проявила должную степень осмотрительности — это подтверждалось отчетом о предварительной проверке поставщика на основе различных ресурсов Налоговой службы. В итоге суд посчитал, что компания и спорный контрагент провели реальные сделки, поскольку ИФНС не доказала обратного (постановление АС Северо-Кавказского округа от 20.03.2018 года по делу №А53-25393/201).

Похожий подход применила компания из Москвы, однако она пошла еще дальше. К суду были приобщены сведения в виде ведомостей, в которых налогоплательщик отразил покупку строительных материалов у разных поставщиков.

Среди них был и тот, относительно добросовестности которого у налоговой инспекции возникло сомнение.

К таблице были приложены первичные документы — договоры, счета-фактуры, акты, справки, накладные и прочие, которые подтверждали содержащиеся в ведомости сведения.

Тем самым налогоплательщик продемонстрировал суду, что приобретал строительные материалы как у спорного контрагента, так и у множества других. И эти материалы использовались в строительных работах, которые компания осуществляла для заказчиков (постановление АС Московского округа от 16.02.2018 года по делу №А40-249120/2016).

Итак, не стоит останавливаться на стандартном наборе документов, пытаясь доказать реальность сделки или другие обстоятельства, из-за которых ИФНС начисляет налоги и штрафы. Тем более что судебная практика показывает — сами налоговики, пытаясь доказать свою правоту, привлекают всевозможные доказательства.

Например, доказывая нереальность факта перевозки товара, они могут предоставить сведения от оператора мобильной связи о том, что аппарат водителя не покидал домашнего региона, а также данные с видеокамер наружного наблюдения и из журналов пропуска о том, что он на территорию покупателя не въезжал.

Доказательства реальности поставщика

Если ИФНС настаивает на том, что контрагент существует лишь на бумаге, нужно убедить суд в обратном. В качестве доводов можно привести показания других его партнеров по бизнесу. Естественно, это не отменяет необходимости представить все документы, в том числе и такие, о которых сказано выше.

Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-260/18 от 19.03.2018 года по делу № А76-32147/2016. В этом споре налогоплательщику удалось доказать, что он произвел налоговый вычет обосновано. Подтверждая реальное существование и ведение деятельности спорными контрагентами, налогоплательщик указал следующие:

  • все сделки были отражены в налоговом и бухгалтерском учете;
  • товары, которые закуплены у спорных поставщиков, были использованы в хозяйственной деятельности компании;
  • сами эти контрагенты ведут реальную деятельность, о чем говорят заключенные ими договоры на транспортировку топлива, их исполнение и оплата;
  • ИП, с которыми указанные в предыдущем пункте договоры были заключены, подтвердили то, что осуществляли перевозку топлива.

Налоговая же настаивал на том, что спорными контрагентами руководили номинальные лица, а суммы НДС в сделках с ними не отражались в счетах-фактурах. Кроме того, документы от этих компаний были подписаны неустановленными лицами, а сами компании не находились по адресам регистрации.

По мнению арбитров, представители ИФНС не смогли убедительно доказать свои предположения, как и того, что компания и контрагент действовали в сговоре и осуществляли номинальные сделки, имея целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Другой пример — постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2018 года по делу № А13-12372/2016. В этом деле компания заключила договор с перевозчиком через посредников.

Это стало причиной внимания со стороны ИФНС — проверяющие посчитали посредников звеном номинальным. Исход дела решил предприниматель, который в итоге осуществлял перевозку в интересах налогоплательщика.

Он рассказал о подробностях сделки и убедил суд в том, что посредники не были номиналами.

Чтобы подтвердить реальность деятельности контрагента, можно использовать самую разную информацию. Например, сведения из интернета и СМИ. Помимо сайта организации, можно использовать отраслевые и региональные ресурсы, каталоги, справочники и так далее. Хорошим подспорьем станут отзывы покупателей или клиентов, особенно если они оставлены в разные годы.

Учет ранее вынесенных решений суда

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 13.02.2018 года по делу № А53-32464/2016 в качестве доказательства надежности контрагента выступило другое судебное решение. Проверяя налогоплательщика, ИФНС углядела в его сделках связи с однодневками.

Однако сгоряча к разряду таковых проверяющие отнесли вполне добропорядочных партнеров организации. Подтверждая их надежность, компания представила доказательства своего долгосрочного с ними сотрудничества.

Кроме того, их добросовестность ранее уже была подтверждена судом в других разбирательствах.

Похожая ситуация сложилась и в другом деле, в отношении которого вынесено постановление АС Поволжского округа №Ф06-30805/2018 от 03.04.2018 года по делу №А12-17016/2017.

Доказательство реальной потребности в товарах и услугах

Иногда налогоплательщики придерживаются такой тактики: доказывают, что сделка была, поскольку закупленные товары были ей нужны для осуществления деятельности.

И главное — показывают, что эти товары действительно использовались для дела: были реализованы или пошли в производство.

Причем в качестве доказательства целесообразно представить не только документы, но и показания сотрудников — как собственных, так и контрагента, поставившего спорные точки зрения ИФНС товары.

Приведем пример — постановление АС Поволжского округа №Ф06-28668/2017 от 13.02.2018 года по делу № А12-10631/2017. ИФНС подозревала компанию в приобретении продуктов у недобросовестных поставщиков. Однако налогоплательщику удалось доказать, что приобретенный товар — овощи и фрукты — были поставлены в торговые сети.

Были выборочно проверены товарные накладные и фрагментарные карточки счета по спорным поставщикам. В итоге выяснилось, что в сети были поставлены именно те продукты, покупка которых вызвала у ИФНС сомнения.

Дополнительным доказательством реальности поставки послужил тот факт, что налогоплательщик арендовал специальные помещения для хранения приобретенных овощей и фруктов.

Налоговая приводила стандартные аргументы — отсутствие у поставщиков имущества, транспорта, сотрудников и их нахождение не по адресу регистрации. Суд указал, что все это не говорит о нереальности контрагентов и сделок, и встал на сторону налогоплательщика.

Помощь поставщика спорного контрагента

Хорошо, если удастся привлечь к разбирательству организацию или ИП, которые осуществляли поставку спорному контрагенту товаров, впоследствии попавших к налогоплательщику. В судебной практике последнего времени есть пример, как это смогло перевесить чашу весов на сторону компании (постановление АС Уральского округа №Ф09-197/18 от 15.02.2018 года по делу №А76-31970/201).

ИФНС обвинила налогоплательщика в работе с лишним посредником. Однако поставщик этого посредника рассказал суду, что он является их региональным представителем и работает добросовестно. Факт сотрудничества подтверждался договорами об организации поставок и дилерским соглашением. В итоге суд признал решение ИФНС недействительным.

Лучшая защита — нападение

ИФНС убеждена в том, что компания сотрудничает с однодневками. Налогоплательщик решается на неожиданный ход  — вместо того, чтобы отпираться, сам нападает на налоговый орган и указывает на его недоработки. Такая тактика была применена в ходе разбирательства по делу  №А71-2901/2017, по которому АС Уральского округа вынес постановление № Ф09-66/18 от 08.02.2018 года.

Налогоплательщик настаивал: ИФНС не приняла во внимание, что Налоговый кодекс не ставит право на применение вычета НДС в зависимость от действий контрагента. Он указал на следующее:

  1. То что контрагент нарушил свои налоговые обязательства, не подтверждает получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
  2. Заявляя свое право на вычет, налогоплательщик не должен представлять документы, подтверждающие фактическую уплату налога всей цепочкой поставщиков.
  3. Налоговый орган не доказал, что спорные контрагенты не включили в базу по НДС выручку, полученную от налогоплательщика.
  4. ИФНС не доказала, что налогоплательщик и его контрагент действовали в сговоре с целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Суд признал правоту компании и отметил, что ИФНС не смогла доказать его недобросовестность.

Доказать проявление должной осмотрительности

Если налогоплательщик серьезно подходит к выбору подрядчиков и поставщиков, это всегда ему на руку — суды принимают во внимание проявление должной осмотрительности.

В следующем примере из судебной практики (постановление АС Уральского округа №Ф09-8685/17 от 08.02.2018 года по делу №А60-9439/2017) компания искала подрядчиков для ремонта торгового центра. Был объявлен открытый конкурс, рассмотрены заявки и выбран победитель, который впоследствии показался ИФНС номинальным. Ремонт он выполнял не сам, а привлек для этого субподрядчиков.

Налоговики указывали на то, что у субподрядчиков отсутствовали квалифицированные кадры, техника и прочее мощности для проведения ремонтных работ. Суд установил, что это не имеет правового значения, поскольку ИФНС не доказала, что налогоплательщик об этом знал.

К выводу о том, что подрядчик является номинальной организацией, инспекция пришла на основании показаний руководителя, который отрицал какое-либо причастие к деятельности этой компании.

Однако документально подтвердить этот факт ИФНС не смогла.

Также не были приняты во внимание бездоказательные доводы инспекции о том, что компания-контрагент обналичивала денежные средства либо осуществляла их транзит.

А вот налогоплательщик смог доказать, что работы реально были проведены. На помощь пришли охранники и прочие сотрудники Торгового центра, которые письменно подтвердили проведение ремонта.

Забыть события трехлетней давности не грех

Надо признаться, выглядит довольно странно, когда сотрудники компании слово в слово повторяют обстоятельства, имевшие место 2-3 года назад. Подспудно возникает мысль, что дело тут вовсе не прекрасной памяти, а в тщательной подготовке.

Между тем суды признают: забыть обстоятельства, которые произошли 3 года назад, вполне нормально. Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-1549/18 от 03.04.

2018 года по делу №А76-18751/2016. В нем судьи сослались на то, что с момента сделки прошло более 3 лет, поэтому участники и путаются в показаниях.

Арбитры решили, что это не говорит о нереальности сделки.

О применении статьи 54.1 нк рф

Многие налогоплательщики уповают на статью 54.1 НК РФ. Но не стоит забывать, что она распространяется на правоотношения, возникшие после 19 августа 2017 года.

Правда, иногда суды этот момент упускают и применяют эту норму закона в делах, относящихся к более ранним периодам, что играет на руку налогоплательщикам. Но не стоит на это рассчитывать, собираясь в суд.

Пример тому — постановление АС Уральского округа №Ф09-8934/17 от 17.02.2018 года по делу №А50-11339/2017.

Лучший способ — тщательно выбрать контрагента

Источник: https://kontursverka.ru/stati/kak-dokazat-svoyu-dobrosovestnost-esli-ifns-poschitala-kontragenta-odnodnevkoj

Практика защиты интересов налогоплательщика от обвинений в получении необоснованной налоговой выгоды

Как компании защититься от обвинений в связях с фирмой-однодневкой

С введением в действие ст. 54.1 НК РФ жизнь налогоплательщиков значительно усложнилась. Фактически этой нормой права и последовавшем письмом ФНС РФ от 31.10.

2017 N ЕД-4-9/22123@ «О рекомендациях по применению положений статьи 54.

1 Налогового кодекса Российской Федерации» налогоплательщик поставлен в условия, когда он вынужден доказывать добросовестность своего экономического поведения при формировании налоговой базы.

Основной сферой регулирования этой нормой является возможность со стороны налогового органа подвергать сомнению добросовестность получения налоговой выгоды не только с точки зрения самой хозяйственной операции, а прежде всего с точки зрения выбора контрагента.

В связи с тем, что вопросы взаимоотношения налогоплательщика и государства по вопросам правильности исчисления налогов регулируются непосредственно налоговым и уголовным законодательством, в настоящей статье будут рассмотрены примеры арбитражной и уголовной практики.

Налоговые органы и следователи СК при проверке правомерности получения налоговой выгоды при малейшем сомнении как при совершении хозяйственной операции, так и контрагента по ней делают вывод о том, что налогоплательщик исказил сведения о фактах хозяйственной жизни.

Сомнение порождает любое подозрительное экономическое поведение контрагента. А если этот контрагент еще и действительно не чист на руку хотя бы по части своих операций, то немедленно делается вывод о неприменимости ч.3 ст. 54.

1 НК РФ, и о применении п.1 этой статьи. Далее следует доначисление налога и в зависимости от суммы и последовавших после декларации действий налогоплательщика возможна передача сведений для возбуждения уголовного дела либо по ст.

199 УК РФ, либо по ст. 159 УК РФ.

Применяя ч.1 ст. 54.1 НК РФ и при принятии решения о неправомерности получения налоговой выгоды уполномоченный орган ставит под сомнение реальность выполненной налогоплательщиком хозяйственной операции. Как правило, оценка правомерности происходит через оценку контрагента и далее ставится под сомнение реальность операции.

Отсюда выбираются и способы преодоления сопротивления государственных органов в их борьбе за пополнение бюджета. Реализация защиты интересов налогоплательщика может осуществляться как через доказывание реальности хозяйственной операции, так и через доказывание добросовестности контрагента.

В своей практике как по уголовным, так и по арбитражным делам, с целью предоставления доказательств добросовестного экономического поведения моих доверителей и обоснованности получения ими налоговой выгоды мной используются разнообразные способы доказывания.

Вот некоторые из них.

Доказывание реальности хозяйственной операции. (Приложение 1, 2)

1. Фирма «А» по контрактам осуществляла поставку различного оборудования на несколько ФГУПов. Для этих целей часть оборудования приобретала у производителей предварительно разместив заказы, а часть собирала по всей стране. Доставка оборудования, как правило, осуществлялась за ее счет на основании договоров перевозки, заключенных с несколькими фирмами.

Сумма за перевозку была действительно солидной. При проведении налоговой проверке выяснилось, что часть этих перевозчиков фактически является фирмами однодневками. В связи с этим был доначислен НДС со стоимости перевозок, штраф, пени. Решение в этой части было оспорено в арбитражном суде.

Доказывать, что перевозчик при таких обстоятельствах существовал, приводить «за руку» водителей было бессмысленным.

Перевозка была в реалии, денежные средства за нее переводились на счет, были путевые листы, заявка на перевозку, товарно – транспортные накладные, поэтому неправомерность выводов уполномоченного органа мотивировалась тем, что в товарно – транспортных накладных, накладных ТОРГ-12, путевых листах, счетах фирмы однодневки за транспортные услуги содержаться сведения об одних и тех же автомобилях и водителях. Водителям для проезда на территорию оформлялись пропуска, соответствующие заявки на пропуска прилагались. Т.е. тем самым была подтверждена реальность перевозки.

Сведений о том, что груз был перевезен другим лицом или по иному маршруту с меньшей протяженностью, на иных условиях налоговый орган не представил. Арбитражный суд принял довод налогоплательщика и признал решение налогового органа в этой части недействительным.

2. Эта же фирма «А» по этим же контрактам в отношении части оборудования взяла на себя обязательства производить шеф-монтаж, отработать технологию, произвести пуско-наладку. С этой целью были заключены договоры с субподрядчиками.

Выставлен и оплачен счет, подписаны акты приема передачи работ в т.ч. с участием заказчика. При проведении проверки налоговый орган решил, что подрядчики являются фирмами однодневками и предсказуемо доначислил НДС со всеми вытекающими.

В этой части также был выбран путь доказывания реальности выполнения работ, т.к. спорить по фактам существования контрагента, его благонадежности и т.п. было и более трудоемко, и менее действенно при существовании бесспорных доказательств, что работа была сделана.

Суду были представлены доказательства фактического выполнения работ, о допуске специалистов и принятии работ заказчиком.

Налоговый орган не смог опровергнуть данные факты, не смог представить доказательства выполнения работ иным лицом и в связи с этим решение в этой части было признано недействительным.

Доказывание обстоятельств существования контрагента и совершения им хозяйственной операции

В части признания недействительным этого решения ИФНС по доначислению доверителю налога на прибыль с помощью свидетельских показаний о существовании контрагента и совершения им хозяйственной операции я писал ЗДЕСЬ.

 Поэтому не буду подробно останавливаться на данном эпизоде о добросовестности налогоплательщика при предоставлении сведений.

В дополнение могу сказать, что это был единственный способ и единственно возможная направленность доказывания.

3. ООО «Б» занимается подрядными работами по строительству, ремонту, реконструкции, обслуживанию АЗС, а также продажей запчастей и комплектующих для оборудования на заправках. Все запчасти и комплектующие она закупает у огромного числа изготовителей, дилеров, посредников.

В рамках оперативных мероприятий по уголовному делу о незаконной банковской деятельности (обналичивание) сотрудниками БЭП было выявлено, что предприятие моего доверителя производило закупки оборудования и комплектующих в т.ч.

через фирмы – однодневки, используемые в цепочках преступлений в сфере незаконной банковской деятельности. Было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 199 УК РФ, предполагаемая сумма сокрытого НДС составляла около 10 млн. руб.

Мой подзащитный, не смотря на уговоры, избрал методику торга. Признал, что обналичивал через эти фирмы разницу в цене между заводом – изготовителем и ценой фирмы – обнальщика.

Сокрытый налог в этой схеме был ниже минимального значения, позволяющего привлечь его к уголовной ответственности, видимо это и страх являлись основными причинами такого поведения.

Однако следствие подвергало сомнению весь объем хозяйственных операций.

В распоряжении следователя были все документы о хозяйственных операциях с фирмами однодневками. А транспортные накладные, по которым грузоотправитель (он же завод – изготовитель) отправлял через логистическую компанию в адрес подзащитного (он же грузополучатель), бесстрашный руководитель уничтожил.

Усилия по данному делу были направлены на доказывание реальности хозяйственных операций, по крайней мере со стороны моего доверителя.

С этой целью заявлялись ходатайства о проведении судебно – строительных экспертиз на предмет установления факта использования оборудования и комплектующих, судебно – бухгалтерских и др.

, кроме того было направлено 134 запроса в адрес предприятий-изготовителей, которые отгружали эту продукцию, также направлялись запросы в адреса нескольких логистических компаний о произведенных в интересах доверителя перевозках.

В данном случае направление доказывания сводилось к доказыванию реальности хозяйственной операции, т.к. контрагент был «выбит» в рамках других уголовных дел.

Задачей минимум было доказать хотя бы частичное формирование источника для зачета НДС у третьих лиц. Задачей максимум – отбить претензии полностью.

Задача минимум позволяла избежать уголовной ответственности и наложения излишней обязанности по уплате налога, т.е. того, который содержался в цене непосредственного грузоотправителя.

После года предварительного следствия для прекращения уголовного преследования достаточным оказалось предоставление доказательств реальности отгрузок по большей части товара заводами – изготовителями, а следствие не смогло это опровергнуть. Закономерный итог – прекращение уголовного преследования с правом на реабилитацию. (Приложение 3).

4. Предприятие в сфере АПК занималось в т.ч. переработкой семян подсолнечника. Закупка сельхозсырья велась через агента по агентскому договору. Кроме того, АО производило модернизацию и расширение производства.

После введения основных средств в эксплуатацию по итогам хозяйственной деятельности был предъявлен к возмещению НДС на сумму более 30 млн. руб.

Налоговая после проведенной камеральной проверки вынесло 2 решения о возврате НДС и общество получило из бюджета свои деньги.

Закономерным итогом явилось возбуждение уголовного дела со всеми современными атрибутами: маски – шоу, оперативное сопровождение ФСБ, задержание на 48 часов, одновременные обыски до ночи и т.д.

По мнению следствия семена подсолнечника закупались не у агента, а у фермеров и пр. сельхозпроизводителей не являющихся плательщиками НДС. А сам агент ведет хозяйственную деятельность только в интересах моего доверителя.

В начале упор доказывания был направлен на состоятельность агента, на реальность и обоснованность операций именно с ним. Потому что это соответствовало действительности.

Редкий случай, когда не приходилось ничего «подкрашивать», «подстраивать» или применять какие то уловки, а тупо доказывать отсутствие события преступления, основываясь на реальных фактах экономической жизни предприятия, оценивать экономические и управленческие риски и выгоды совершения тех или иных экономических операций именно таким, а не иным способом, выбора именно этих контрагентов, а не других.

Впоследствии, когда стала ясна предвзятость со стороны правоохранительных органов, позиция защиты несколько трансформировалась.

Коллективным разумом (всего 8 адвокатов и 1 аудитор принимали участие в защите) решено, что будем стараться доказать абсолютно все составляющие понятий – добросовестное экономическое поведение, реальность и обоснованность получения налоговой выгоды, реальность и добросовестность участников экономических операций, отсутствие безвозмездности операций.

Оперативные совещания мы проводили 2 раза в месяц всем составом и по мере необходимости ограниченными составами. Было создано облако к которому имели доступ только участники, туда выкладывались все документы и проекты, обсуждались там.

В процессе следствия путем различных экспертиз, допросов, проведенных по инициативе защитников, очных ставок, запросов и др.

процессуальных действий было много чего доказано: в частности доверителю было экономически не выгодно напрямую закупать семена, это же не было выгодно и с управленческой точки зрения; отсутствие аффилированности лиц между собой; наличие реального хозяйственного оборота; реальность сделок займа и отсутствие заинтересованности в них третьих лиц; реальность и обоснованность всех хозяйственных операций; реальность и добросовестность всех хозяйствующих субъектов, задействованных в этом обороте и т.д.

После 12 месяцев следствия сначала было вынесено постановление о прекращении преследования с правом на реабилитацию. А еще через месяц постановление о прекращении дела в связи с отсутствием события преступления. (Приложения № 4, 5). 

Учитывая непримиримый характер борьбы за пополнение бюджета фактически бремя доказывания состоятельности сведений, представленных налогоплательщиком законодательством возложено именно на его плечи.

С введением автоматической системы контроля этот вопрос будет возникать все острее. Вся цепочка платежей будет у проверяющих появляться в автоматическом режиме. Соответственно объем претензий к налогоплательщику может значительно возрасти.

Избрание способа защиты при рассмотрении этой категории дел всегда сопряжено с трудностями предоставления и предвзятостью оценки доказательств. Поэтому каждое экономическое действие доверителя необходимо разлагать «на молекулы».

В результате этого выявлять те обстоятельства реальности хозяйственной жизни, которые можно доказать с помощью тех или иных процессуальных действий, а лучше их совокупности.

Источник: https://pravorub.ru/articles/94809.html

Что делать, если в цепочке контрагентов обнаружены фирмы однодневки

Как компании защититься от обвинений в связях с фирмой-однодневкой

Практикующие юристы рекомендуют компаниям предварительно навести справки о контрагенте. В первую очередь необходимо выяснить, нет ли у компании «массового» руководителя и не зарегистрирована ли она по «массовому» адресу.

Далее, нужно проверить, когда была зарегистрирована фирма (однодневки, как следует из названия, долго не «живут»), сдает ли она налоговую отчетность, есть ли у нее работники и нет ли у нее задолженности.

Так, Максим Хвалибовсчитает, что срок государственной регистрации надежного поставщика должен составлять не менее одного года, сумма основных средств – не менее 100 тыс. руб.

, а среднесписочная численность – не менее четырех человек.

Главный научный консультант компании «Юридическая служба столицы», к. ю. н. Дмитрий Ястребов подчеркивает, что важно также выяснить наличие лицензии, если деятельность фирмы-контрагента подлежит лицензированию.

Кроме того, если в договоре будет указано, что фирма-контрагент исполнит обязательства только сама, то эксперт считает полезной и справку от фирмы о том, что у нее имеется достаточно производственных мощностей, торговых площадей, транспортных средств и прочих ресурсов, необходимых для исполнения своих обязательств.

Цель: обезопасить компанию от обвинений в связях с фирмами-однодневками, сохранить вычеты НДС и не допустить доначисления налогов. Ключевой совет: проявите должную осмотрительность и проверьте контрагента до заключения сделки, соберите аргументы реальности сделки. Чтобы одобрить ту или иную сделку, финансовый директор должен понимать ее налоговые риски.

В случае претензий со стороны инспекции ему придется искать деньги, чтобы оплатить штрафы или услуги юристов.

Основной налоговый риск по сделкам — компанию обвинят в связях с контрагентами-однодневками. Инспекторы признают, что эта схема сейчас самая популярная.

Инспекторы начинают проверку с углубленных камералок, а заканчивают выездными.

Лектор семинара: План семинара: 1.

Компанию для проверки инспекторы находят в банковской выписке однодневки. 2. Многие аргументы налоговиков против компаний просто не срабатывают в суде.

3. Инспекторов заинтересует контрагент, который получает деньги и за нефть, и за грабли. 4. Судьи могут затребовать дополнительные письменные объяснительные от компании.

5. Как подтвердить, что сделка действительно была. На сегодняшний день у налоговиков есть любимый конек при проверках компаний – это однодневки. Практика показала нам ужасающую статистику – 99 процентов решений инспекторов содержат финансовые претензии к компаниям из-за их сотрудничества с фирмами-однодневками.

Что такое фирма-однодневка

Несмотря на распространенность данного явления и обширную судебную практику, в российском законодательстве нет общего определения фирмы-однодневки. Однако его можно выделить через значительное число признаков, на которые указывают суды и госорганы в своих позициях и разъяснениях.

Так, в частности, ФНС России считает, что в самом общем смысле под фирмой-однодневкой понимается юридическое лицо, не обладающее фактической самостоятельностью, созданное без цели ведения предпринимательской деятельности, как правило, не представляющее налоговую отчетность и зарегистрированное по адресу массовой регистрации (см, например, письмо ФНС России от 24 июля 2015 г. № ЕД-4-2/13005@). Ведомство также выделяет целый ряд признаков однодневки, на которые стоит обратить внимание при выборе контрагента.

В их числе отсутствие: личных контактов руководства компании-поставщика и руководства компании-покупателя, документального подтверждения их полномочий, информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении складских, производственных или торговых площадей. Подозрительным налоговики также предлагают считать отсутствие рекламы в СМИ, рекомендаций партнеров или других лиц, сайта контрагента и информации о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ.

Наряду с этим ФНС России относит к дополнительным признакам, в частности, наличие в договорах условий, отличающихся от существующих обычаев делового оборота, например, длительные отсрочки платежа, поставка крупных партий товаров без предоплаты или гарантии оплаты, расчеты через третьих лиц или векселями и ряд других (приказ ФНС России от 30 мая 2007 г.

Суды, делая вывод о том, что фирма обладает указанными признаками, опираются на несколько оснований. Часто им достаточно ключевых признаков, на которые в первую очередь указывает налоговая служба – адрес «массовой» регистрации, «массовые» руководитель или учредитель (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 июля 2017 г.

№ 09АП-28276/17, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21 октября 2016 г. № Ф03-4892/16 по делу № А73-11012/2015, постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 июня 2017 г. № 20АП-7868/16, постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 июня 2017 г. № Ф05-8423/17 по делу № А40-137528/2015).

В то же время суды обращают внимание и на другие признаки, например, отсутствие основных средств, расчетных счетов и работников по договорам гражданско-правового характера (постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 июня 2015 г. № 16АП-1141/15). Судьи считают сомнительными компаниями и те, которые уплачивают налоги в минимальных размерах и не обладают возможностью осуществить поставку товара (определение ВС РФ от 21 декабря 2016 г.

Не исключено, кстати, что законодатель не видит смысла вводить определение фирмы-однодневки как раз в связи с тем, что практика выделила слишком большое число различных признаков таких фирм, и попытка объединить их в одном емком определении приведет к ограничительному толкованию. Кроме того, практика, как правило, более живо реагирует на происходящие в сфере бизнеса изменения и способна оперативнее выделить новые признаки однодневок – по мере их выявления.

Проявление должной осмотрительности касается не только продавца

Важное По теме Читайте все материалы (140) по теме .

№ ЕД -5-9/547

, которое ФНС России направила в территориальные органы.

Это, на мой взгляд, очень важное письмо. В нём ФНС дает рекомендации территориальным налоговым органам, как поступать, если у налогоплательщика среди контрагентов числятся организации с признаками однодневки. Как вы знаете, это одна из самых частых и самых распространенных тем для спора: налоговики выявляют у компании-налогоплательщика среди контрагентов компании

Источник: https://stroitel-55.ru/yurist/esli-kontragent-firmaodnodnevka-kosulnikova/

Как доказать что контрагент не однодневка | Налоговые адвокаты

Как компании защититься от обвинений в связях с фирмой-однодневкой

Дело было в Свердловской области.

МИФНС провела выездную проверку ОАО «Каменск-уральский завод по обработке цветных металлов». Инспекция нашла спорных контрагентов и доначислила 4 924 338 рублей. Завод пошёл в суд.

  • Первая инстанция: АС Свердловской области. Решение от 21 апреля 2016 года по делу № А60-60601/2015. В пользу завода.
  • Апелляция: 17 арбитражный апелляционный суд. Постановление от 28 июля 2016 №17АП-8179/2016-АК. В пользу завода.
  • Кассация: АС Уральского округа. Постановление  от 8 декабря 2016 года №Ф09-10115/16. В пользу завода.

Претензии ФНС касались 5-ти контрагентов завода (всё банально до невозможности — налоговая решила, что контрагенты — однодневки):

  • ООО «СК Екатеринбург АльянсСтрой»;

компания заключила с заводом договор подряда на сумму 9 080 000 рублей. ФНС нашли признаки «однодневности»: «номинальный» директор, нет основных средств, мощностей, нет складов и офисов, как и транспорта, и земли. Никаких данных о персонале компании никогда в ФНС не предоставлялись.

по договору с заводом «УралПромСтрой» ремонтировал санузлы на кабельном участке, стоимость работ — 106 000 рублей. ФНС установила, что у «УралПромСтроя» «номинальный» руководитель, нет основных средств, офисов, складов, нет земли, транспорта и т.д.

договор с заводом о демонтаже оборудования. Стоимость услуг — 1 413 000 рублей. Все те же самые признаки однодневки.

договор с заводом о монтаже, пусконаладочных работах и сдаче в эксплуатацию системы видеонаблюдения турникета. Стоимость работ — 29 000 рублей. «Массовый» адрес регистрации, «массовый» руководитель. Нет ничего для оказания соответствующих услуг, НДФЛ с работников не платился.

договор о поставке металлов, сплавов, металлопродукции на сумму 126 221 239 рублей. «Перспектива» имеет признаки однодневки: «номинальный» руководитель, «массовые учредители», у компании ничего нет, чтобы оказывать услуги: ни офиса, ни склада, ни транспорта, ни земли.

Казалось бы, с такими контрагентами от доначислений никуда не деться. Но завод выиграл все 3 судебные инстанции.

Сейчас разберёмся, как это произошло.

Завод сделал самое важное: доказал реальность операций и должную осмотрительность

Как доказали реальность операций?

По каждому спорному контрагенту завод предоставил массу документов:

  • акты о приёмке выполненных работ (форма КС-2);
  • справки о стоимости выполненных работ (форма КС-3);
  • счета-фактуры;
  • платёжные поручения;
  • письма на разрешение ввоза на территорию завода товарно-материальных ценностей, разрешения на вход-выход работникам контрагента;
  • документы на получение материалов на центральный склад, перемещение материалов с центрального склада на другие склады;
  • приходные ордера;
  • акты на списание ТМЦ в производство.

Сотрудники завода давали свидетельские показания, в которых подтверждали, что все работы проводились в реальности.

Суды сделали вывод: ФНС не доказала, что операции были «на бумаге». А значит (помним про добросовестность налогоплательщика), операции проводились реально.

Как доказали должную осмотрительность?

Опять же при помощи документов. Завод доказал, что при заключении договоров контрагенты представили:

  • свидетельства о внесении записи в ЕГРЮЛ;
  • свидетельства о постановке на учёт юридического лица;
  • уставы;
  • документы налоговой отчётности;
  • документы, подтверждающие полномочия единоличного исполнительного органа.

Провели проверку программой «СПАРК-Профиль», которая оценила работу с контрагентами как «низкий риск».

Завод также убедился, что в базе данных ФНС нет информации о том, что контрагенты реорганизуются или прекращают работу.

Аффилированности установлено не было.

Суду ничего не осталось, как встать на сторону налогоплательщика. ФНС не доказала фиктивность операций, а завод доказал осмотрительность.

Но это не всё.

Мы хотели бы предостеречь вас. В предыдущей статье мы рассказывали про 2 случая, где запись в ЕГРЮЛ, свидетельство о постановке на учёт контрагента и его устав не доказали должную осмотрительность. Суд доначислил налоги. Те дела слушались в Краснодаре и Москве. Вот такая разница в судебной практике от региона к региону.

Что ещё хорошего для компаний указали суды?

В решении первой инстанции есть фразы, которые хочется повесть в рамку на стену, настолько они прекрасны.

Суд первой инстанции указал, что ФНС должна начинать исследовать налоговые дела компании с выяснения: соблюдает компания императивные нормы НК или нет. И только если выяснится, что компания НК соблюдает, но при этом пытается получить необоснованную налоговую выгоду, ФНС должна разбираться с этой незаконной выгодой.

Если этого не сделать, то в действиях ФНС возникает “обвинительный уклон”, при котором компания должна доказывать свою «добросовестность», указал суд.

Недобросовестность компании и получение необоснованной выгоды не доказываются тем, что у контрагента:

  • нет условий для работы;
  • нет персонала;
  • нет основных средств;
  • нет складов, помещений;
  • нет транспорта;
  • не платятся налоги;
  • есть признаки анонимной структуры.

Всё это не опровергает реальность операций. Ведь компания может привлекать людей и технику по гражданско-правовым договорам.

Если человек, который от имени контрагента подписал документы, отрицает, что он их подписывал, то это тоже не свидетельствует однозначно о необоснованной выгоде.

И ещё важнейший вывод суда по должной осмотрительности, мы это процитируем: «границы проявления должной осмотрительности определяются, в том числе доступностью сведений, которые могут быть получены налогоплательщиком о своих контрагентах».

Закон не требует у компании проверять, платят ли контрагенты налоги и находятся ли они по месту регистрации.

Нельзя требовать от налогоплательщика, чтобы он подменял собой налоговую и правоохранительные органы.

Заключение

Хочется поблагодарить суды за столь прекрасные решения. В этом решении очень многое в пользу налогоплательщиков.

И в то же время возникает неопределённость. Как быть, ведь есть решения, где суды не верят уставу контрагента, его учредительным документам и доначисляют налоги? Практика противоречива, как обезопасить себя?

  • Нужно понимать, что суды в Москве и суды в регионах могут понимать (и понимают, как показывает практика) признаки однодневок по-разному. Налоговая и суды в Москве более требовательны. Отсюда и разные решения по похожим делам.
  • Нужно собирать как можно больше доказательств того, что контрагенты не однодневки. Устава, выписки из ЕГРЮЛ и свидетельства о постановке на учёт мало. Это однозначно мало, это доначисления с вероятностью 99%.
  • Дело, о котором мы рассказал сегодня, нетипично положительное. И оно не создаёт прецедента. Так что расслабляться нельзя.

Надеемся, вы извлекли полезное для себя из этой статьи. Подписывайтесь на нас в , подписывайтесь на рассылку, чтобы чаще получать хорошие новости.

Источник: https://nalog-advocat.ru/kak_pobedit_fns/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.